Глава консультативного совета Coindesk: как пережить сумасшествие на крипторынке

Развитие блокчейн-технологий и ажиотаж вокруг криптовалют - что это? Новая технологическая революция или хайп, на котором наживаются спекулянты? На этот вопрос попытался ответить председатель консультативного совета CoinDesk и старший советник по блокчейн-исследованиям в MIT's Digital Currency Initiative Майкл Дж. Кейси (Michael J. Casey). Bloomchain публикует перевод его статьи.

Как сторонники, так и противники рынка криптоактивов часто сравнивают этот рынок с финансовыми пузырями XVII и XVIII веков в Европе. «Тюльпаномания», крах Компании Южных морей или Компании Миссиссипи — примеры того, как во времена «денежной лихорадки» недобросовестные предприниматели и ранние инвесторы используют привилегированный доступ к информации, нанося ущерб плохо информированной общественности. Эти риски присущи и первичному размещению монет (ICO).

Но исторический контекст прошлых событий также важен: они стали прямым и неизбежным следствием новых явлений в сфере отношений компаний с ограниченной ответственностью, фондовых рынков и их производных. Подобные финансовые инновации оказали, пожалуй, самое сильное влияние на рынок за всю его историю.

С одной стороны, эти явления предоставили огромные возможности растущему среднему классу и в итоге вовлекли его в спонтанные, непродуманные спекуляции. С другой — они открыли гигантский, ранее недоступный пул коллективного капитала, предлагая гораздо более эффективный способ финансирования для предпринимателей.

Неизбежные последствия

Новые инструменты привлечения средств способствовали созданию глобальной капиталистической экономики, которую мы сейчас считаем само собой разумеющейся. Все атрибуты «пузыря» 2017 года на крипторынке — высокая стоимость токенов, поддельные монеты, несуществующие программные продукты, ICO без написанного кода — можно считать неблагоприятным, но неизбежным последствием крупной технологической трансформации.

Если криптовалютные активы, смарт-контракты и блокчейн-технологии смогут реализовать свой потенциал и привести к децентрализации финансовой отрасли, это окажет существенное влияние на мировую экономику. Такие технологии потенциально могут стимулировать  радикальное переосмысление процесса привлечения, хранения и учета средств. В такой ситуации невозможно предотвратить негативные последствия быстрого развития.

Технологии стимулируют спекуляции

Если изучить те периоды истории, в ходе которых новые технологии меняли экономическую ситуацию, то выяснится, что они практически всегда сопровождались повышением уровня финансовых спекуляций на рынке. 

Так происходило в период строительства первых железных дорог, распространения электричества и, разумеется, при развитии интернета в конце 1990-х. Венесуэльский экономист Карлота Перес (Carlota Perez) даже утверждал, что пузыри и спекуляции — необходимые явления во время формирования новой инфраструктуры и проникновения новых технологий в экономику. 

С другой стороны, появление волны хайпа и связанных с ним спекуляций не всегда сопровождают процесс распространения новых технологий. Мировая история знает множество примеров псевдореволюционных идей (Segway, Google Glass, Betamax, Concorde), которые захватывают воображение людей, но в конечном счете ни к чему не приводят и не переворачивают мировое сознание. Важное замечание: некоторые из них все же стали важными компонентами последующих изобретений, но по разным причинам им не удалось соответствовать изначальным ожиданиям.

Биржевые спекуляции как услуга

Я думал обо всем этом, когда читал о невероятном запуске платформы Augur на рынке прогнозов. За один день децентрализованное приложение, основанное на блокчейне Ethereum, обработало ставки на самые разные события на общую сумму $400 тыс. 

Вопрос заключается в том, сможет ли платформа соответствовать первоначальным ожиданиям и в конечном итоге выполнить данное обществу обещание: создать систему прогнозирования, основанную на мнении общества и рынков, а также развивать репутационную систему для поощрения честных действий.

Ниша, которую занял Augur, для нормального развития своего функционала требует спекулятивных действий. Здесь спекуляции — это не просто побочный продукт; он является неотъемлемой частью успеха. Но сам факт того, что люди хотят делать ставки именно таким образом, еще не означает, что подобный способ будет широко использоваться. Это покажет время.

Главные вопросы

Вы можете задать аналогичные вопросы о других секторах криптоиндустрии, которые привлекают большое количество спекулянтов и при этом содержат потенциально мощные, передовые идеи. Хотя я убежден, что основополагающие принципы всеобщего признания криптографически защищенных распределенных реестров, цифровых активов и децентрализованного обмена могут иметь успех в какой-то форме, я пока не вижу никаких гарантий того, что любое проявление этих идей, включая bitcoin, обязательно выживет и повлияет на мир.

Поэтому давайте зададим следующие вопросы:

  • Предоставляет ли ICO мошенникам и создателям обреченных на неудачу проектов возможность обогатиться с помощью простой модели раздутого «пузыря»? Или это действительно «убийственный» способ использования технологии блокчейн, которая освобождает освобождает капитал от контроля гигантов из Силиконовой долины и создает глобальный рынок идей?
  • Был ли недавний ажиотаж вокруг игры Cryptokitties просто увлечением, или этот проект будет развиваться и стимулировать будущих авторов уникальных творческих разработок?
  • Сможет ли bitcoin стать основой новой глобальной платформы активов и платежей?

Ответы на эти и другие вопросы очень важны при условии, что большинство заинтересовано в распространении технологии блокчейн, которая должна работать на благо всего общества.

Ценность блокчейна для общества

На самом деле все подобные вопросы сводятся к тому, как сама технология будет интегрирована в экономику. Здесь снова стоит обратиться к истории ранних рынков капитала в Европе. Последствия катастрофического пузыря Компании Южных морей не убили идею создания рынков публичного капитала для финансирования новых предприятий. Однако они привели к тому, что к вопросу оказалось приковано внимание общественности и властей.  

Все закончилось тем, что государство создало правила: кто и как может выпускать акции. И уже отталкиваясь от этого, развивались регулируемые фондовые биржи и связанные с ними рынки активов, с которыми мы работаем сегодня.

Это вовсе не означает, что государственное регулирование должно отвечать стремлениям крипторынка — сама концепция устойчивой к цензуре системы имеет тенденцию идти вразрез с ним. Но это означает, что участники рынка и разработчики новых технологий должны соблюдать стандарты и нормы поведения, которые в конечном итоге отвечают интересам общества в целом.

История подсказывает, что такие скептики, как Нуриэль Рубини, иронизирующие над шумихой и спекуляциями в криптосообществах, могут не замечать главную перемену, которая последует после. И именно из этого заключения следует главный совет криптоэнтузиастам: не теряйтесь в хайпе, создайте что-то долгоиграющее и важное для всех.