«Дальше действовать будем мы»: как устроен финтех в России

С чего началась история цифровизации банков в России, как Тинькофф задал тренд на построение экосистем и почему крупные российские банки не заинтересованы в открытых API, - в материале Bloomchain.

В июне бывшие топ-менеджеры Тинькофф банка Артем Яманов и Александр Емешев запустили свой финтех-стартап Vivid Money. Приложение с банковскими услугами разработано в партнерстве с Solaris bank и уже доступно в Германии.

Как рассказал Bloomchain директор по связям с общественностью Vivid Money Адриан Смиатек, работа над проектом продолжалась меньше пяти месяцев. Известно, что запуск Vivid Money поддержала TCS Group - головная компания Тинькофф банка. «Артем Яманов и Александр Емешев выступают учредителями Vivid Money и владеют акциями компании. В дальнейшем планируются инвестиционные раунды, в ходе которых TCS Group станут основным инвестором на этапе посевного финансирования», - добавил Адриан Смиатек. В общей сложности холдинг Тинькофф планирует инвестировать в проект поэтапно до €25 млн.

Повсеместный карантин из-за пандемии заставил банкинг еще больше уйти в онлайн, поэтому момент для запуска Vivid Money в Европе оказался удачным. Примечательно, что российский рынок не входит в приоритеты стартапа: здесь финтех-приложению пришлось бы конкурировать с крупными банками и с Тинькофф в частности.

От покупки Химмашбанка до IPO в Лондоне

В 2006 году Олег Тиньков запустил первый в России онлайн-банк. Он был создан на основе приобретенного бизнесменом Химмашбанка и получил название «Тинькофф банк». По задумке Тинькова, банк должен был работать без физических офисов - все обслуживание и общение с клиентами должно было происходить при помощи колл-центров и онлайн-сервисов.

Начав работу с дистанционного оформления кредитных карт, банк быстро набирал популярность у клиентов и инвесторов. К 2011 году, когда компания запустила собственное мобильное приложение, в число ее собственников входили инвестбанк Goldman Sachs и шведский фонд Vostok Nafta. 

Сайт «Тинькофф. Кредитные Системы» в 2008 году. Источник: artlebedev.ru

Тинькофф банк оставался главным активом Tinkoff Credit Systems, однако холдинг стремился расширять свой бизнес - первыми дополнительными услугами стали страхование и онлайн-маркетинг. Начав с этого, Олег Тиньков стал одним из первых менеджеров в России, который занялся развитием полноценной банковской экосистемы.

В 2013 году компания провела IPO на Лондонской бирже. По его итогам было привлечено более $1 млрд, большая часть инвестиций была распределена между акционерами, главным из которых на тот момент был сам Тиньков. После успешного IPO банк продолжил развивать свою экосистему, прежде всего за счет включения в нее большого количества лайфстайл-сервисов. Они охватили почти весь цикл потребительской активности клиентов банка - от бронирования столика в ресторане до покупки недвижимости. Сейчас Тинькофф банк занимается как развитием собственных продуктов, так и интеграцией партнерских программ.

Читайте также: От «Олега» до «Пульса»: сколько Тинькофф зарабатывает на экосистеме

Экосистемы vs открытые API

Тинькофф банк одним из первых в России сделал ставку на цифровизацию и связывание банковских и небанковских сервисов. Спустя несколько лет другие крупные игроки подключились к тренду. В 2016 году свою экосистему начал выстраивать Сбербанк. Кроме того, Тинькофф первым из локальных кредитных организаций предложил пользователям единую точку доступа ко всем потребительским услугам. В конце прошлого года ВТБ также заявил о создании собственного суперприложения (супераппа). На него будет потрачено более 2,5 млрд рублей.

Недовольство ЦБ не останавливает банки на пути к построению омниканального бизнеса. Представители ведомства неоднократно заявляли о том, что Банк России не одобряет масштабный рост банковских экосистем. 

«Это создает нерыночные конкурентные преимущества для тех организаций, которые получили доступ к сети, укрепляет позиции крупных игроков-администраторов экосистемы и создает барьеры роста для поставщиков финансовых услуг, доступ которых к экосистеме был ограничен», — поясняет ЦБ.

Читайте также: Время разбрасывать камни: кого и зачем покупают российские банки

В результате, олигополизация цифрового банкинга становится препятствием для развития в России нового конкурентного рынка финансовых технологий. Необанки, или виртуальные банки, стремятся наиболее эффективным образом оцифровать конкретные клиентские сегменты. Они функционируют в рамках нескольких моделей: от автономной надстройки до полностью самостоятельной компании. Но, в отличие от западных и китайского рынков, информационную повестку в России формируют не стартапы, а крупные игроки. Последние тратят на свою цифровизацию десятки миллиардов рублей.

Источник: Bloomchain Research, на основе данных ежеквартальных отчетов эмитента

В частности, такая структура рынка не способствует развитию open banking: унифицированного доступа к банковским API. ЦБ уже больше года пытается внедрить европейский подход к банкингу, который подразумевает обязательное «открытие» API для всех.


Одни из наиболее жестких требований к банкам установлены в Великобритании, в которой процесс перехода на открытые API должен закончиться к марту 2021 года (.pdf). «В Британии технология предполагает добровольное и неукоснительное раскрытие данных, тесно идет с регулятивными песочницами и PSD2 (Revised Payment Services Directive - прим. Bloomchain). Это страшный сон для наших банков», - отмечает основатель сервиса мобильного эквайринга «Pay Me» Владимир Канин.

В конце мая на площадке Ассоциации «ФинТех» был запущен пилотный проект по внедрению технологии открытого банкинга, в рамках которого банки начнут обмениваться информацией о счетах юридических лиц. В нем участвуют 22 кредитных организаций, в число которых вошел и Тинькофф банк.

Развитие открытых API позволит кредитным организациям предоставлять информацию о счетах клиентов третьим сторонам, например, небольшим финтех-сервисам, ориентированным на предоставление нишевых услуг. При этом, по мнению ЦБ, открытые API не только выровняют конкурентные примущества, но и дадут толчок развитию технологий и позволят отрасли быстрее перестраиваться под меняющиеся привычки пользователей.

Однако крупные российские банки по-прежнему считают, что на данный момент им выгоднее расширять свои экосистемы за счет создания собственных или покупки чужих готовых продуктов. «Поскольку в России это (открытие API - прим. Bloomchain) пока необязательно, просто так этого никто и не делает. В чем смысл открывать API всем, если можно договориться о компенсации за обмен ценными данными или построить совместный сервис со стартапом?» - отмечает исполнительный директор банка «Открытие» Екатерина Мицкевич на странице в facebook.

Управляющий директор дивизиона Сбербанка «Цифровой Корпоративный Банк» Сергей Паршиков полагает, что строить цифровую экосистему cо «stand alone» продуктами нельзя, потому что это «неудобно клиентам и невыгодно банку». 

«Единственный правильный путь – это бесшовный клиентский опыт. Для его обеспечения нам нужно было найти решение. И вроде оно у нас было – API. Но, к сожалению, классическое банковское API не подошло b2b-провайдерам - нашим партнерам. Оно создавалось банкирами для банкиров или для крупнейших корпораций. Традиционные банковские API тяжелые, к ним сложно подключиться и еще сложнее использовать», - отмечает Паршиков.

Новый тренд: супераппы

О запуске супераппа в Тинькофф объявили еще в декабре. В банке рассчитывают, что к 2023 году суперприложение позволит увеличить количество клиентов Тинькофф вдвое, до 20 млн человек, и решить «практически любые задачи человека в области финансов, досуга и лайфстайла».

По словам Анны Михиной, вице-президента по развитию лайфстайл-сервисов Тинькофф, вскоре в суперприложении Тинькофф будут представлены разные виды бизнеса - от аптек до киносетей, от сервисов по доставке еды и выгула собак до образовательных платформ.

super-appПредложения маркетплейса Тинькофф. Источник: публикация банка.

«Это одновременно и свой «внутренний AppStore» с мини-приложениями, и первый российский WeChat на финансовом рынке с партнерскими сервисами и услугами», - объяснил концепцию сервиса бывший старший вице-президент «Тинькофф» Артем Яманов.

«Нам нравятся небольшие сервисы, у которых интересная идея, - комментирует Анна Михина, - например, сервисы для выгула собак или для вызова сантехника. Здорово, что какие-то человеческие вещи, которые раньше решались по договоренности, вдруг получают цифровую платформу. Нам хочется, чтобы на вкладке «Сервисы» были какие-нибудь независимые русские бренды одежды или товаров для дома».

Теперь, на новой стадии цифровизации, Тинькофф сам вынужден отработать алгоритм подключения партнеров с нефинансовыми услугами к маркетплейсу банка через API. Он предлагает три сценария интеграции: тяжелый, средний и легкий. При тяжелом сценарии банк предлагает услуги партнера от своего имени. Средний сценарий позволяет пользователю выбрать модель или параметры товара в маркетплейсе, а затем перейти на платформу партнера. При легком сценарии интеграции сервисов пользователь из маркетплейса переходит на стороннее приложение сразу. Такой вариант ориентирован на малый бизнес и отличается скоростью подключения.

«Основная техническая трудность при подключении - нашим партнерам надо тратить ресурсы на разработку для интеграции с нами по API, - рассказывает Анна Михина, - не у всех они есть. Мы активно работаем над личным кабинетом партнера, чтобы уже к концу года подключение стало доступно даже для микробизнеса (например, маленького бизнеса живущего в инстаграме): принимаешь оферту, сам добавляешь товары на витрину, выбираешь иконку, и вот твой магазин становится доступен».

Таким образом, российский рынок приложений отличается от всех остальных, заключает Анна Михина: «У нас драйверами выступают банки и финтех. И у нас не финансовые инструменты встраиваются в небанковские приложения, а наоборот - нефинансовые услуги проникают в мобильный банкинг».

Пока у маркетплейса Тинькофф в России мало конкурентов. По словам Анны Михиной, в ближайшем будущем российский рынок поделят между собой пять-шесть суперприложений: 

«Кроме Тинькофф, скорее всего, это будут приложения от Mail.ru Group, «Яндекс», Сбербанк и ВТБ, плюс, возможно, откуда-то прилетит черный лебедь. Но вряд ли таких лебедей будет много. Не все крупные игроки, способные вытянуть такой проект, заинтересованы в этом. Например, Газпромбанк не собирается, потому что они хотят сделать классный, полностью диджитализированный и облачный банк. И мне симпатична эта позиция. Я не думаю, что каждое суперприложение отнимет себе какую-то эксклюзивную аудиторию. Скорее всего, люди будут пользоваться двумя-тремя, в зависимости от набора своих задач».

Суперприложение от ВТБ объединит «под одной крышей» финансовые и лайфстайл услуги банка и его партнеров. По сообщениям СМИ, в список партнеров войдут «Магнит», Burger King, «Почта России», РЖД, СОГАЗ, «Динамо», ivi.ru, Zvooq, Parter.ru и «Яндекс». Релиз приложения запланирован на третий квартал 2020 года. 

Сбербанк пока не фокусируется на создании супераппа. Банк подал заявку на регистрацию товарного знака «SuperApp» еще в ноябре прошлого года, однако комментарии на эту тему в организации назвали преждевременными. 

При этом партнер Сбербанка - Mail.ru - давно занимается развитием своего супераппа. Мобильное приложение мессенджера «Вконтакте», которым владеет холдинг Mail.ru, интегрирует сервисы товаров и услуг в рамках открытой платформы. В приложении уже можно воспользоваться платежной системой VK Pay, доставкой еды «Delivery Club», такси «Ситимобил» и площадкой для электронной коммерции AliExpress.

← Назад Поделиться:

Рекомендации

октрытый банкинг

Открытый банкинг: технология или идеология? 

11 месяцев назадBloomchain Research
Три закона о цифре, приложение для экономии в дождливый день и роботы-кредиторы – обзор Bloomchain

Какими были июльские тренды на рынке финтеха в России и мире

6 дней назадОльга Виноградова10 мин

Финтех и жадность: почему клиенты цифровых сервисов выбирают низкие комиссии?

И как это отразится на развитии всей отрасли финансовых услуг

2 дня назадBloomchain Research8 мин

Британский Starling Bank намерен выйти на прибыль в 2020 году

По итогам 2018/19 финансового года убытки Starling Bank удвоились, однако на фоне спада пандемии компания намерена выйти на прибыль к концу 2020 года.

2 дня назадAртем Галунoв3 мин