Артём Солодков

Эквайринг раздора: как ритейл и банки бились за онлайн-платежи

Эквайринг раздора: как ритейл и банки бились за онлайн-платежи

Почти два года потребовалось отечественному ритейлу на то, чтобы добиться важной победы в противостоянии с банками: начиная с середины апреля, в России действует сниженная ставка по интернет-эквайрингу. Bloomchain разобрался в том, почему даже на фоне постоянно растущего объема онлайн-продаж в России проблема затрат на эквайринг остается актуальной для отечественного бизнеса.

В конце марта Центробанк опубликовал перечень мер по поддержке финансовой системы России в период пандемии. Одной из них стало снижении размера комиссий за интернет-эквайринг для компаний, занимающихся онлайн-торговлей. На период до 30 сентября 2020 года максимальный размер этой комиссии для них будет составлять 1%.

Снижение комиссий предусмотрено для торгово-сервисных предприятий, занимающихся розничной продажей продуктов питания и еды, лекарств и иных товаров медицинского назначения, одежды, товаров повседневного спроса. При этом данное снижение для бытовой техники, электроники и средств связи установлено при покупке товаров на сумму не более 20 тыс. рублей.

Свое решение ограничить размер комиссий в ЦБ объяснили тем, что оно позволит россиянам «не выходя из дома осуществлять онлайн-покупки», компаниям — «предлагать товары повседневного спроса с доставкой на дом», а также тем, что в целом «дистанционная торговля становится все более важной для населения и предприятий». 

Победу сторонников снижения размера комиссии можно считать частичной. Во-первых, оно распространяется лишь на некоторые из сфер торговли. Во-вторых, уже в октябре Банк России может снова отменить ограничение. И в-третьих — речь идет исключительно об интернет-эквайринге, то есть о выплатах, которые совершают представители онлайн-торговли. Однако и это решение вызвало серьезную критику со стороны банков, которые с самого начала выступали против любых ограничений со стороны ЦБ.

За чей счет банкет

Предложение снизить размер ставки за эквайринг в целом и за интернет-эквайринг в частности на протяжении нескольких лет активно лоббировали крупные российские бизнес-ассоциации, представляющие интересы ритейла. Их позиция сводилась к тому, что действующие размеры комиссий несправедливо высоки и слишком обременительны для бизнеса. 

Сначала им удалось получить поддержку своей позиции от занимавшего должность вице-премьера Дмитрия Козака, а в начале 2019 года — вывести обсуждение этой проблемы на самый высокий уровень. Идею о том, что размер комиссий был снижен, публично поддержал президент, назвавший плату за эквайринг «квазиналогом» для бизнеса, а ее размер — слишком высоким. 

«Электронная торговля развивается быстро, гигантскими темпами, просто гигантскими, поэтому здесь запретами ничего не сделаешь, это будет просто ограничитель роста, то есть это уже сегодня ограничитель роста», — сказал Владимир Путин в феврале 2019 года на форуме «Деловой России». 

После заявления президента дело пошло быстрее, и уже к концу лета 2019 года вступил в силу закон, позволявший Центробанку регулировать размер эквайринговых ставок своими постановлениями. Окончательно свой успех ритейлеры закрепили в марте: после того, как стало понятно, что России не удастся избежать эпидемии нового коронавируса, они продолжили лоббировать свою инициативу на уровне правительства. В итоге, регулятор впервые воспользовался своим новым правом и снизил размер комиссии.

Решение Центробанка было принято на фоне стремительного роста объема интернет-торговли в России и бурного развития этой отрасли. 

«Онлайн-ритейл сейчас на подъеме и, на мой взгляд, не сильно нуждается в подобной помощи. В этом заключается некоторая странность ситуации», — отметил в разговоре с Bloomchain председатель ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов. 

Действительно, российская онлайн-торговля растет очень быстрыми темпами, а после введения в стране ограничительных мер, связанных с пандемией, этот темп только ускорился, несмотря на тяжелую кризисную ситуацию в экономике в целом. По словам президента Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) Артема Соколова, по итогам 2020 года этот рынок может показать годовой рост в районе 20-25% — с 2,1 до 2,5 трлн рублей. Всего за последние десять лет этот сегмент рынка может показать почти десятикратный рост.

Эквайринг раздора: как ритейл и банки бились за онлайн-платежи
Источник: данные АКИТ

По словам Соколова, росту рынка в 2020 году способствует ажиотажный спрос из-за коронавируса. Более того, популярность покупок в интернете росла и до пандемии: по данным АКИТ, в 2018 году доля безналичных платежей в России составляла около 60%, а в 2019-м — уже 65%. В банке «Русский Стандарт» отметили, что  в период с 2016 по 2019 годы доля онлайн-продаж в общем объеме эквайринга выросла с 5,5% до 39%.

Эквайринг раздора: как ритейл и банки бились за онлайн-платежи
Группы товаров, которые активнее всего покупались через интернет россиянами в 2018 году. Источник: данные АКИТ

Этот факт не повлиял на желание ритейлеров снизить размер эквайринговой ставки. Более того, некоторые из представителей торговли оказались недовольны тем, что снижение оказалось столь незначительным. 

Причина, по которой продавцы так активно добивались снижения ставки, заключается в том, что в большинстве случаев именно они целиком выплачивают эту комиссию, которая впоследствии делится между банками и платежными системами, вовлеченными в эквайринговую схему. 

Представим, что комиссия за интернет-эквайринг для онлайн-магазина составляет 2%. Это значит, что из каждых 500 рублей, полученных от покупателя, он заплатит 10 рублей за обслуживание покупки. Как будут поделены эти 10 рублей?

  • Продавец перечисляет эти 10 рублей банку, обслуживающему его счет — эквайеру;
  • Из этой суммы эквайер оставляет у себя 1 рубль, еще 1 переводит платежной системе, обрабатывающей платеж;
  • Оставшиеся 8 рублей получает банк-эмитент, обслуживающий покупателя — такой перевод между банками называется «интерчейндж». Из полученной суммы 1 рубль также отправляется платежной системе;
  • Оставшиеся 7 рублей банк-эмитент тратит по своему усмотрению: часть оставляет у себя, а за счет остальных, как правило, формирует для покупателя программу лояльности — кэшбэки, бонусные баллы и т.д.

Итого: из 10 рублей, перечисленных продавцом за обслуживание онлайн-платежа, 2 получает платежная система, 1 — банк-эквайер, 7 — банк-эмитент. Часть средств возвращается покупателю в виде кэшбека.

Более того, комиссия за интернет-эквайринг выше, причем часто в разы, чем ставка обычного эквайринга, который платят, к примеру, оффлайн-магазины. Это происходит, в частности, из-за того, что онлайн-ритейлерам требуется круглосуточное обслуживание транзакций, а также из-за того, что в эту комиссию изначально заложены расходы на операцию по возможному возврату средств.

Сравнение размера комиссий за интернет-эквайринг и торговый эквайринг у  некоторых российских банков до вступления в силу распоряжения Центробанка

Банк Размер комиссии интернет-эквайринга, % Условия Размер комиссии торгового эквайринга, %
Сбербанк 1,2 — 2,5 Размер ставки повышается с размером оборота предприятия от 1,6
Альфа-банк 2,4 — 3,5 Зависит от способа расчета — завтрашним днем или в онлайн-режиме 1,99 — 2,1
Русский стандарт Не указан Банк предлагает договариваться об условиях индивидуально 1,8 — 3,5
Тинькофф Банк 2,49 — 2,99 Зависит от тарифа расчетного счета 1,59 — 1,99
Точка 2,8 Фиксированная ставка 1,65 — 2,2
Промсвязьбанк Не указан Банк предлагает договариваться об условиях индивидуально 1,79 — 1,99

Размер комиссии может показаться незначительным, однако ее выплаты часто становятся ощутимой статьей расходов для онлайн-магазинов, особенно с невысокой маржинальностью: платить за эквайринг приходится не с прибыли, а с выручки.

Эквайринг — убыток для банка

У банков и платежных систем с самого начала было мало точек соприкосновения с ритейлерами по вопросу размера комиссии. Они выступали против любого государственного регулирования в этой области и бились до последнего: всего за три дня до распоряжения ЦБ сразу несколько ассоциаций участников платежного рынка направили в правительство свои возражения, однако в итоге регулятор занял сторону представителей торговли.

Представители банковского сообщества неоднократно заявляли о том, что банкам невыгодно работать даже по тем ставкам, которые действовали до снижения. «Деятельность по эквайрингу убыточна для большинства банков, после ограничения ставок убыток еще больше возрастет», — отмечает вице-президент Ассоциации банков России Алексей Войлуков. 

Ситуация, в которой оказались банки, действительно непростая: регулятор ограничил только размер ставки, по которой продавец обязан делать отчисления своему банку. Все остальные расчеты между участниками операции регулируются прежде всего платежными системами, которые решают, какая часть комиссии отправится им, а какая будет перечислена эквайером эмитенту.

Хуже всего дела обстоят именно у банков, обслуживающих продавцов. «Для эквайеров ситуация плохая: они берут комиссию, а потом должны отдать ее часть эмитенту. Раньше интерчейндж отнимал у них около 80% средств, полученных от продавца, а теперь его придется отдавать полностью», — говорит Достов. 

Подобная ситуация привела к тому, что всем заинтересованным сторонам пришлось заново договариваться об условиях, на которых они будут работать. При этом делать это пришлось в кратчайшие сроки: между публикацией решения ЦБ о снижении ставок и вступлением его в силу прошло всего 16 дней.

«Договоренности о том, каким образом будет делиться комиссия между всеми сторонами, формировались годами. И если, например, при ставке в 2% их можно было соблюдать, то при ставке вдвое ниже делать это стало затруднительно. [Всем] придется передоговариваться, а на это нужно время», — отметил Достов.

Поведение государства, напрямую вмешивающегося в устоявшиеся правила, по которым живет отрасль с высоким уровнем конкуренции, критиковалось не только банками. Сторонником позиции «невмешательства» был, к примеру, замминистра финансов Алексей Моисеев, считавший, что любое регулирование должно осуществляться с предельной осторожностью. 

«Я против того, чтобы прямо устанавливать цены. Потому что если мы установим расценки на эквайринг, почему нельзя устанавливать цены на водку, на хлеб? Все же это конкурентный сегмент, у нас три платежные системы, надо работать над тем, чтобы конкуренция была реальной, чтобы в результате конкуренции тарифы снижались», — сказал он.

Кэшбэка не будет

Моисеев высказал еще одну мысль, ставшую объектом критики со стороны ритейлеров. Он отметил, что снижение эквайринговых ставок может сыграть на руку только представителям торговли. «[Нужно, чтобы принимаемые меры] работали на снижение цен. Надо посмотреть, как это сработает. Есть риск, что все [сэкономленные средства] останутся у ритейлеров, а все как стоило, так и будет стоить», — сказал он.

Заявление замглавы Минфина раскритиковали представители торговли. В Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) заявили, что оно вызывает удивление, поскольку в инициативе речь шла только о снижении издержек бизнеса за проведение безналичных платежей. «Снизив их, ритейл получит больше свободных средств на инвестиции в интересах покупателей — снижение розничных цен и программы лояльности. Сейчас они “изымаются” банками в процессе предоставления услуг эквайринга», — говорилось в ее заявлении.

Делать серьезные выводы пока рано: после снижения ставок прошло совсем немного времени, а спрос и предложение ведут себя неестественно в условиях карантина. Однако на данный момент ближе к истине оказывается Моисеев. Из семи представителей крупных компаний, занимающихся торговлей, опрошенных Ведомостями, лишь один заявил, что снижение размера комиссии за эквайринг приведет к уменьшению стоимости их продукции. Остальные либо назвали меры ЦБ недостаточными, либо пожаловались на кризис, и в итоге заявили, что снижения цен не будет.

Эквайринг раздора: как ритейл и банки бились за онлайн-платежи
Крупнейшие онлайн-магазины России в 2019 году. Источник: данные DataInsigt

Насколько активно начнут предлагать своим клиентам программы лояльности представители онлайн-торговли, судить пока также трудно. Зато по аналогичным банковским проектам это действительно может ударить, опасается Достов. По его словам, из-за снижения ставки банкам станет сложнее реализовывать свои бонусные программы, которые формировались прежде всего за счет выплат по эквайрингу. «Теперь банки будет зарабатывать меньше, а значит им придется корректировать все свои программы лояльности. Это не фатально прямо сейчас, но в будущем это может стать проблемой», — отметил он.

«Ряд банков уже отказался от кэшбэка по льготным отраслям. Если снижение комиссии будет иметь постоянный характер, то вырастет число банков, которые пересмотрят свои программы лояльности. Кроме этого, работа с небольшими клиентами при ставке в 1% может приносить убыток, поэтому вероятно появление минимальной абонентской платы или иных комиссий для компаний», — считает Георгий Коннов, руководитель направления по развитию электронной коммерции Райффайзенбанка.

Ударить это может не только по клиентам отдельных банков, но и по в целом по развитию отрасли в стране. Уменьшение качества банковских программ может повлиять на темпы роста количества банковских карт в стране в целом. Это может привести к тому, что банки станут тратить меньше инвестировать в собственное технологическое развитие, либо начнут ужесточать другие условия обслуживания для продавцов. 

«Нужно понимать, что банки не просто зарабатывают на эквайринге деньги и кладут их себе в карман. Он используют их в том числе для того, чтобы инвестировать в инновации и устраивать бонусные программы для клиентов. Если у банков упадет доходность, то мы совершенно точно увидим замедление темпов развития безналичной платежной инфраструктуры в России», — отметил Достов.