Может ли «Яндекс» изменить финтех в России – что говорят эксперты

Теги: яндекс

Российская бигтех-компания намерена стать полноценным участником финансового рынка. Для этого ей сначала нужно заручиться поддержкой Центробанка, то есть получить лицензию. Bloomchain спросил у участников рынка, какой они видят экосистему Яндекса и как она сможет устоять в конкуренции с Тинькофф, Сбером, Mail ru и другими.

О намерении всерьез заняться развитием встроенных в экосистему «Яндекса» финансовых сервисов в начале марта заявила директор по работе с инвесторами холдинга Юлия Герасимова. Она назвала финтех «очень большим и привлекательным рынком» и заявила, что на данный момент это единственный крупный сегмент услуг, которого не хватает «Яндексу».

Герасимова очертила круг главных интересов холдинга в финтехе. «Для нас, прежде всего, являются интересными транзакционные сервисы — платежи, а также финансовые — кредиты для продавцов и партнеров», — заявила она. По ее словам, вопрос выхода «Яндекса» на рынок финансовых услуг связан с необходимостью получения банковской лицензии. 

Вопрос выхода на рынок финансовых услуг связан с необходимостью получения холдингом банковской лицензии — по словам Герасимовой, он рассматривал несколько способов достичь этой цели. Спустя всего несколько дней выяснилось, что выбор уже сделан, и «Яндекс» уже ведет переговоры о покупке одного из небольших банков.

Apple, Google, Baidu и Mail.ru

Бигтехи завоевывают глобальный финансовый рынок. Часть из них ограничивается запуском отдельных продуктов – к примеру, Apple создала собственную кредитную карту Apple Card. А некоторые из них создают полноценные банковские сервисы. Так поступил крупнейший китайский поисковик Baidu, в 2017 году ставший соучредителем необанка Baixin Bank. Его партнером стала одна из крупнейших инвестиционных компаний страны CITIC.

Baixin Bank предоставляет традиционные банковские услуги - принимает вклады, проводит платежи и выдает кредиты. Всего за три года количество его пользователей в Китае достигло 48 млн человек, а объем его кредитного портфеля составил около $47 млрд. В 2019 году банк выпустил цифровую карту Baidu QuickPass, которая объединила все его предложения и связала их с пользовательскими аккаунтами на Baidu. Потенциально это дает выход к аудитории в миллиард пользователей, но по итогам первого года работы показатели оказались скромнее - ежедневно картами пользуются около 1 млн человек.

Другой способ выйти на финансовый рынок выбрал Google. В 2019 году он предложит своим пользователям открывать дебетовые счета при помощи сервиса, получившего название Plex. При этом речи о создании собственного банка не шло - все счета открываются в партнерских банках, а управляются при помощи платежного сервиса Google Pay, которым уже пользуются более 100 млн человек во всем мире. В число партнеров пока входят 11 банков, в том числе Citi, а полноценный запуск проекта запланирован на 2021 год.

Читайте также: зачем Google свой банковский сервис

Финансовые продукты также встраиваются в экосистемы крупных российских технологических компаний. К примеру, холдинг Mail.Ru еще в 2009 году запустил проект Деньги@Mail.ru, который обеспечивал проведение онлайн-платежей пользователей сервисов холдинга. Он имеет собственную лицензию Банка России. Спустя девять лет компания объявил о запуске сервиса электронных платежей VK Pay, созданного на базе соцсети “ВКонтакте”. Далее он развивался в формате супераппа. 

История финтех-проектов Mail.Ru связана с крупными российскими банками. Первым партнером холдинга был Газпромбанк, при участии которого был запущен VK Pay. Впоследствии он продал свою долю в Mail.Ru Сбербанку. По данным СМИ, внутри нового альянса появились серьезные противоречия, связанные с представлениями о синергии двух экосистем, поэтому на рынке пока нет новостей о совместных финтех-продуктах этих компаний. Сейчас мобильный сервис от “ВКонтакте” предоставляет целый ряд финансовых услуг, в частности можно выпустить виртуальную карту для расчетов и p2p- переводов на базе эмитента “Деньги@Mail.ru”, а также воспользоваться рассрочкой. Она предоставляется в партнерстве с Хоум Кредит Банк.

Банк своими руками

Мировой опыт подсказывает, что выйти на рынок финансовых услуг интернет-гигант может несколькими способами. Первый — запуск и развитие инструментов путем самостоятельного получения полной или ограниченной кредитной лицензии у регулирующего органа. Так поступили в 2012 году с платежным сервисом «Яндекс.Деньги». Лицензию НКО он получили в связи с новыми требованиями закона «О национальной платежной системе». Летом 2020 года — отошел Сбербанку в рамках сделки по разделению активов и был переименован в Ю.Money. 

Читайте также: на чем зарабатывают Тинькофф Банк и «Яндекс.Деньги»?

После этого холдинг запустил собственный мобильный кошелек — Yandex Pay, привязанный к пользовательскому аккаунту на yandex.ru. Он позволяет привязывать по несколько карт от любого банка и оплачивать покупки, не вводя каждый раз данные заново. Принцип действия схож с аналогичными сервисами. К примеру, с Apple Pay и Google Pay, которые являются функциональными надстройками, и WeChat Pay и Alipay — элементами собственной платежной инфраструктуры экосистем. Сейчас Yandex Pay работает только на сайтах. На следующем этапе “кнопка” появится в мобильных приложениях и в офлайне.

Немногим ранее на рынке появился еще один финтех-продукт холдинга. Совместно с ВТБ запустили услугу по управлению личными финансами внутри подписки «Яндекс Плюс». Пользователи получили возможность открывать счета, обменивать валюту, а также инвестировать в ценные бумаги.

Впрочем, при наличии лишь этих двух сервисов говорить о полноценной экосистеме не приходится. Следующий эволюционный этап, который развяжет «Яндексу» руки и даст возможность запустить ряд популярных в мире продуктов (авансы, рассрочки, овердрафты и т.д.) — собственный банк. 

В течение 2020 года компания зарегистрировала более 30 товарных знаков, так или иначе связанных с финансовыми услугами. В их число вошли «ЯКредит», «ЯКошелек», «ЯПлатеж», «ЯБрокер» и наконец «ЯБанк» — потенциальное ядро новой финтех-экосистемы.

Однако получение новой лицензии ЦБ потребует не одного месяца. Как отметил в разговоре с Bloomchain аналитик Газпромбанка Денис Степанов, один из главных недостатков варианта с развитием продукта «с нуля» при самостоятельном получении банковской лицензии — потребность во времени, которое можно просто упустить в условиях жесткой конкуренции между экосистемами.

Еще одна проблема — противодействие российских регуляторов, которые говорят о негативных последствиях разрастания экосистем. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина заявляла, что они не должны строиться по закрытому принципу, когда лидеры рынка захватывают в свой периметр все больше продуктов и данных, формируя рычаги давления на банковский бизнес. Похожие опасения можно услышать и со стороны Федеральной антимонопольной службы. Эти факторы и поставили под сомнение идею реанимировать стратегию получения собственной банковской лицензии.

Риски кооперации

Партнерство — второй потенциальный способ развивать финансовые услуги внутри биг-тех компаний. Такая модель используется в международной практике, и может реализовываться как с одним банком, так и сразу с несколькими кредитными организациями, уже имеющими действующую лицензию Центробанка.

Эта модель еще только набирает обороты в России, однако в этом направлении двигаются некоторые крупные банки, отмечает CEO APIBank Алексей Петров. «Например, Газпромбанк, ВТБ и “Альфа-банк” развивают собственные партнерские API, чтобы [желающие выйти на финансовый рынок] компании могли подключаться к их инфраструктуре», – отмечает он.

Подобные услуги предлагают и платформы-посредники, которые выстраивают партнерские программы со своими банками-партнерами, и подключают желающих к их финансовым продуктам. «Такие решения позволяют онлайн- и офлайн-ритейлу выигрышно взаимодействовать с клиентами, не неся на себе бремя финансовых интеграций. Это дает возможность использовать готовые финтех-решения и быстро выводить продукты на рынок без значительных денежных и временных инвестиций в развитие собственных банков», – отметил в разговоре с Bloomchain Михаил Попов, СЕО TalkBank. 

Читайте также: что такое открытый банкинг и как он развивается в разных странах

Впрочем, партнерство может нести риски для такой крупной компании, как «Яндекс», считает Алексей Петров. По его словам, при взаимодействии с другим банком и его лицензией, интернет-гигант может попасть в зависимость. Например, в случае возможного разрыва отношений в будущем ему придется перевыпускать уже запущенный совместный карточный или платежный продукт. «Соблюсти определенный баланс интересов и безопасности можно, если партнерство установлено сразу с несколькими не очень крупными банками, но это, опять же, подразумевает колоссальные трудозатраты для первого старта совместного проекта», – добавляет Петров.

По мнению Михаила Попова, если холдинг все же решит идти по этому пути, ему будет необходимо подыскать для себя гибкого партнера, «который будет его слышать и слушать». Такие компании как «Яндекс», полагает он, редко всерьез воспринимают небольших участников рынка и считают, что только крупные организации смогут помочь в запуске новых больших продуктов. «В итоге они упираются в несовместимость позиций двух больших организаций. Поэтому в этом формате больше минусов, чем плюсов», – добавляет Попов.

Именно о таких трудностях рассказал руководитель Сбербанка, Герман Греф, отвечая на вопрос о неудачном опыте взаимодействия крупнейшего банка страны с интернет-гигантом: «У нас был эпизод “развода”, и, на мой взгляд, он абсолютно объективен. Когда входили в партнерство, до конца этого не осознавали. “Яндекс” строит свою экосистему, мы строим свою. В итоге, начали конкурировать практически по всем фронтам и приняли решение очень цивилизованно расстаться, при этом сохранить добрые отношения», – сообщил банкир. 

«Финтех-Акрополь»: завоевать и перестроить 

Наконец, третий путь — «купить» лицензию. Она может принадлежать кредитной организации с собственной финтех-инфраструктурой или же более традиционному игроку. И судя по утечкам в СМИ, в «Яндексе» решили не отказываться от прежней идеи приобрести действующий банк. 

Осенью 2020 года стало известно, что компания намерена приобрести контрольный пакет акций Тинькофф банка за $5,5 млрд. Слияние технологического гиганта и ведущего цифрового банка страны могло оказать огромное влияние на развитие всей российской финтех-отрасли, однако сделка быстро сорвалась. Всего через месяц после появления первых новостей о ней Олег Тиньков сообщил, что его не устроила цена, предложенная «Яндексом».

Читайте также: Олег Тиньков рассказал, почему «Яндексу» не удалось купить Тинькофф Банк

Спустя всего полгода стало известно, что «Яндекс» решил повторить попытку, однако на этот раз предметом его интересов стал гораздо менее заметный на рынке игрок - основанный в 1994 году московский банк «Акрополь». Официальных подтверждений предстоящей сделки пока нет, однако опровергать эту информацию в «Яндексе» также не стали.

«С точки зрения минимизации бизнес-рисков наличие собственного подконтрольного банка, который, по сути, выполняет только расчетные функции, а всеми его стратегиями и приоритетами управляет биг-тех, выглядит более разумным», – считает Алексей Петров.

Сравнение балансовых показателей Тинькофф и банка «Акрополь» в марте 2021 года, млрд руб.


Тинькофф банк

Акрополь

Активы нетто

795,096

1,176

Собственный капитал

123,941

1,012

Данные banki.ru

По большинству показателей «Акрополь» находится лишь в четвертой сотне российских банков, в то время как “Тинькофф” стабильно входит в топ-20. Очевидно, что «Яндекс» решил кардинально изменить стратегию при выборе банка, который будет включен в его экосистему. 

Такое решение может принести пользу интернет-компании, полагает Петров. «У традиционного банка с высокой вероятностью нет необходимых Яндексу готовых продуктов, возможно, там несовершенная IT-архитектура и, скорее всего, они не являются принципалом платежной системы, нет своей эмиссии карт. Но это несложно и недорого исправить», – считает он.

Отказ от покупки крупного банка может снизить риск возникновения противоречий во взглядах акционеров относительно дальнейшего развития продукта, соглашается Денис Степанов. «Качественные в технологическом плане российские банки либо зачастую сами являются большими игроками, конкурирующими с «Яндексом» в других интернет-сегментах, либо культурно далеки от подходов к работе, исповедуемых в IT-компаниях. Поэтому их глубокая интеграция с высокой вероятностью может провалиться», – отмечает он.

Поглощение небольшого банка поможет холдингу не только снизить риски разногласий с менеджментом, но и получить полный контроль над стратегией формирования доходов. «Договориться о таком с крупным внешним партнером значительно сложнее», – считает Алексей Петров.

Однако, главным минусом подобной сделки для «Яндекса» станут значительные расходы на развитие новых продуктов, считает Михаил Попов. «Как правило, у банка ничего нет с точки зрения необходимого софта и программных модулей - это все нужно устанавливать и набирать для этого людей. Фактически у него покупается только лицензия, и вместе с ней регуляторные проблемы, например, отчетность и другие вещи, которые отнимают много времени и энергии. По сути, “Яндексу” придется выстраивать банк с нуля», – добавляет он.

По такому же пути пошли маркетплейсы Wildberries и Ozon, также купившие небольшие банки. Wildberries приобрел банк «Стандарт-кредит» – с его помощью ритейлер намерен осуществлять расчеты с контрагентами и поставщиками, а также реализовывать карточные программы лояльности. Ozon подписал соглашение о покупке «Оней Банка» и заявил, что в рамках развития финтех-направления займется кредитованием компаний-продавцов, реализующих товары на его торговой площадке.

Как переманить финтех-клиента  

В сравнении с китайским или американским рынком финтех-экосистем, российский располагает весьма скромным размером клиентской базы. При этом на нем уже работаю Тинькофф, Сбербанк, Mail.ru, развивают свои платформы ВТБ, Газпромбанк, Альфа-Банк и МТС. Занять свою нишу новому крупному игроку или стать дизраптором будет очень непросто.  

Рунет. Базой для дальнейшего развития «Яндекса» эксперты называют лояльное сообщество. Поисковиком ежемесячно пользуется около 50 млн человек в России. «Проект Воложа серьезно подвинет банки, потому что он владеет трафиком. Те же Тинькофф или Сбербанк все равно взаимодействуют с клиентом и привлекают его, в том числе, через интернет. А интернет в России — это “Яндекс”», — заключает Попов. Кроме этого холдинг давно развивает десятки самых разных проектов и сервисов. «Фактически это доступ к аудитории, которая по своему масштабу не уступает аудитории Сбербанка. ”Яндекс” сможет наращивать клиентскую базу с меньшими расходами», — считает эксперт. 

Цена вопроса. Предполагаемое снижение стоимости привлечения клиента или CAC (customer acquisition cost) обострит противостояние на рынке финансовых услуг. «Вся история с экосистемами — это борьба за пользователя. Ценники достигли абсолютно немыслимых размеров. При этом комиссионные доходы банков снижаются, а новых клиентов им брать неоткуда», — отмечает Алексей Петров. По его словам, именно сокращение бюджета на привлечение клиента, в итоге, позволит «Яндексу» составить конкуренцию другим участникам рынка. 

Денис Степанов, напротив, предупреждает о возможных проблемах компании при масштабировании бизнеса. «Интернет-компании будет непросто предложить более выгодные продукты — могут сказаться более высокая стоимость фондирования и прочие недостатки, связанные с начальным этапом работы необанкинга». 

Big Data. Поисковик, это не только потенциальная аудитория, но и данные о людях. Они позволят «Яндекс» хорошо «понять» своего клиента и достичь высокого уровня кастомизации услуг. «Простое снижение ставки или продукт, который выдается с такой же скоростью, как в других банках, не имеет теперь никакой ценности. Зато «Яндекс» собирает огромное количество данных, и это позволит ему делать более таргетированные предложения, например, по кредитным ставкам. Но организовать это, безусловно, нужно максимально удобным для пользователя способом», – убежден Петров. 

Инхаус-разработка. В случае «Яндекса» речь идет, прежде всего, об идее усовершенствования функционала экосистемы. Здесь у IT-гиганта есть неоспоримое преимущество — возможность использовать технологии, разработанные и накопленные внутри холдинга, считают эксперты. В частности, это умение делать интеграции, собирать большой объем данных и анализировать их, а также выстраивать бесшовное взаимодействие с клиентами через множество мобильных приложений или веб-сервисов.

E-commerce. «Наиболее комплементарным для финтеха элементом экосистемы и конкурентным преимуществом может стать сегмент электронной коммерции. Например, «Яндекс.Маркет», а также сервисы доставки еды и продуктов с основным источником доходов в виде комиссий, взимаемых с продавцов за проведение транзакций – по этой модели работают Alibaba c Alipay», — добавил Степанов.

Читайте также: Долгая дорога СБЕРа на рынок e-commerce — ROADMAP #1

Продуктовая линейка. Связующим звеном для сервисов «Яндекса» может стать пользовательский кошелек наряду с единой авторизацией, полагает Денис Степанов. 

«Судя по тому, что “Яндекс” приобретает банк с небольшим капиталом, наверное, в данный момент у компании нет огромных амбиций в сфере кредитования. Думаю, первым шагом будет своя банковская карта и Yandex Pay для расчетов внутри экосистемы с прямым дебетованием и начислением на эту же карту бонусов», — отметил Петров.

Первыми предложениями нового банка могут стать именно традиционные продукты —  открытие счета или создание кошелька для каждого из пользователей. Именно с этих базовых продуктов начинается создание любой финансовой экосистемы, считает эксперт. 

Все остальные платежные функции, например, выплаты кэшбэка или оплата с помощью баллов, выдача рассрочек, — запускаются на следующем этапе. Для подобного расширения продуктовой линейки холдинг просто докапитализирует свой банк и увеличит кредитный портфель.

← Назад Поделиться: