Ксения Самбулова

Павел Матвеев, Wirex: «ICO — это не пузырь»

Павел Матвеев, Wirex: "ICO - это не пузырь"

Сооснователь криптобанка Wirex Павел Матвеев рассказал Bloomchain о том, где лучше запускать криптовалютный бизнес, сколько из выходящих на ICO проектов окажутся успешными и как на отрасль влияет позиция регуляторов.

Bloomchain: Конец года — время подведения итогов. Расскажите, на каком этапе сейчас находится компания Wirex, какие у нее показатели?

Павел Матвеев: Компания активно развивается и осваивает новые рынки: среднемесячный рост по прибыли составляет 20%. В декабре мы перешагнули рубеж в 1 млн клиентов и 800 тысяч карт, это значительно превышает апрельские показатели (150 тысяч карт и 350 тысяч клиентов), которые до сих пор используют некоторые журналисты. Совокупный объем транзакций в ноябре текущего года достиг $1.5 млрд, среднемесячный оборот — около $100 млн. В настоящий момент наибольший поток заказов идет из Европы и Юго-Восточной Азии (в частности, из Японии).

Bloomchain:  Какие успехи и неудачи переживала компания в этом году? Какие достижения вы считаете наиболее важными?

Павел Матвеев: Для рынка стал неприятным событием отказ гибралтарской финансовой компании (WaveCrest) обслуживать криптовалютные карты: на этой организации было завязано порядка 80% компаний отрасли, а некоторые летние ICO-проекты, собравшие сотни миллионов долларов, так и не запустились. Мы начали искать более стабильного банковского партнера раньше, чем было озвучено это решение, поэтому удалось избежать ущерба. Более того, это объявление дало нам возможность вывести на рынок новые, более выгодные условия и продукты.

Из наиболее важных достижений стоит отметить создание совместной компании с крупнейшей японской (и одной из самых крупных в мире) инвестиционной группой SBI Group — SBI Wirex Asia. Это открывает нам Азию, даёт больше возможностей по работе с локальными клиентами и поиску новых крупных институциональных партнеров на других географических рынках.

Bloomchain: Какие рынки вы считаете приоритетными?

Павел Матвеев: Безусловно, европейский рынок остается нашим базовым, домашним рынком, так как компания зарегистрирована в Англии. Следующий рынок — Юго-Восточная Азия с акцентом на Японию. Третий из активно действующих рынков — Латинская Америка.

Bloomchain: Как на компанию влияют внешние события (отсутствие регулирования в большинстве стран, неоднозначное отношение к криптовалюте, ажиотаж вокруг криптовалюты)?

Павел Матвеев: Мы приветствуем принятие регулирующих нормативно-правовых актов, так как это позволяет вести прозрачный и стабильный бизнес, появляются четкие и ясные перспективы. Мы также принимаем активное участие в качестве экспертов и консультантов со стороны криптовалютного бизнеса при разработке таких документов. Отсутствие отраслевого законодательство напрямую нам не мешает работать с физическими лицами, но создает туманные перспективы. Работа с корпоративными клиентами значительно осложняется. Сектор B2B значительно более отзывчив на риторику со стороны органов государственной власти.

Bloomchain: Криптовалюта не обладает правовым статусом в большинстве стран. У компании есть план действий на тот случай, если криптовалюту начнут официально запрещать?

Павел Матвеев: На самом деле благодаря распределенной природе криптовалют их почти невозможно запретить; это то же самое, что запретить интернет. Одна из крупнейших экономик мира — японская — криптовалюту разрешает. Южная Корея идет по стопам Страны восходящего солнца. В кулуарах говорят, что Китай тоже склоняется к этому пути. Все это дает веские основания полагать, что рынок криптовалют будет только развиваться.

Запретить криптовалюты повсеместно просто нет возможности, это лишь создаст подпольный рынок и дикий дефицит на продукты и сервисы, подобные нашему. У регуляторов нет иного выбора, кроме как начать регулировать виртуальные валюты.

Bloomchain: Однако из Южной Кореи в последнее время приходят новости об ужесточении регулирования криптовалютного рынка.

Павел Матвеев: Я бы не назвал это ужесточением. Здесь очень важно разграничивать отношение государства к ICO и криптовалютам, не говоря уже о самой технологии блокчейна. Южная Корея применяет взвешенный, абсолютно адекватный подход, основанный на требованиях KYC\AML. Мы только приветствуем подобные решения. Это делает рынок привлекательным.

Bloomchain: Риторика российских финансовых властей относительно криптовалют сегодня неоднозначна. Чего вы ждете от регулятора? По какому пути, на ваш взгляд, пойдет Россия в плане легализации криптовалют?

Павел Матвеев: Это действительно так. Новости об уголовном преследовании, которые мы получаем из России, порой настораживают. Однако сейчас, насколько нам известно, законодатели на волне интереса к теме активно интересуются блокчейном и криптовалютами, проходят обучение на базе ВТБ, Сбербанка и акселераторов.

Мы не ждем в июле идеального закона, но ожидаем адекватного отношения и базиса, с которым бизнесу потом можно будет работать. Сам же закон, очевидно, будет дорабатываться в течение ближайших лет, исходя из законодательной практики.

Bloomchain: В каких странах лучше всего запускать проекты, связанные с криптовалютой и блокчейном? Насколько реально это делать в России?

Павел Матвеев: Безусловно это в первую очередь страны с благоприятными условиями для стартапов, где существуют крупные и активные сообщества, где законодательная и исполнительная власть лояльны к инновациям, даже если до конца не понимают, что это такое. Относительно блокчейн-технологии и криптовалют я бы назвал следующие страны: Япония, Сингапур, Великобритания.

Страны или регионы, в которых криптовалютный бизнес уже регулируется, могут оказаться неподъемным финансовым бременем для стартапов.

Bloomchain: Почему Wirex не работает в России? Как проблема решается в других странах, где тоже нет регулирования криптовалют?

Павел Матвеев: Дело не в отсутствии законодательства, а в требованиях Visa и MasterCard: мы должны найти финансового (банковского) партнера для предоставления полного комплекса услуг нашим клиентам. Сейчас наш функционал для России несколько ограничен — это услуги криптовалютного кошелька с мультиподписью. Для граждан России, временно или постоянно проживающих на территории ЕС, мы можем выпустить как виртуальную, так и пластиковую криптовалютную карту, но работать она будет пока только в ЕС и Азии. В России обслуживание выпущенной в европейской стране карты не предоставляется.

Bloomchain: Какими преимуществами обладает карта Wirex по сравнению с другими подобными решениями?

Павел Матвеев: Здесь не имеет смысла говорить о преимуществах какой-либо карты, видимых для клиентов: мы первые, кто вывел карту на рынок, остальные идут по нашим стопам и перенимают наш опыт вплоть до условий работы с картами (лимиты за снятие, обслуживание и прочее). Однако у нас есть пара весомых плюсов: мы не проводили ICO, а значит, не имеем рисков быть привлеченными SEC и другими регуляторами к ответственности. Второй — наши возможности по освоению новых рынков и предоставлению наших услуг гораздо шире, чем у конкурентов, благодаря партнерским отношениям с SBI Group и рядом блокчейн-проектов, развивающих нашу отрасль.

Bloomchain: С кем из банков сейчас работает Wirex?

Павел Матвеев: Одного из партнеров я уже неоднократно упоминал — это SBI Group. Сейчас мы завершаем интеграцию с одной из крупнейших в мире и Европе банковской группой. По известным причинам название банка раскрыть пока не могу.

Bloomchain: Как осуществляется вывод денег с карты Wirex в фиат и как обстоят дела с налогообложением полученных на карту средств?

Павел Матвеев: Если мы говорим о гражданах России — то через сторонние сервисы: онлайн-обменники или криптовалютную биржу, поддерживающую вывод средств в фиатных валютах. Лимиты на снятие наличных — в соответствие с законодательством отдельно взятой страны и банком-партнером, а также в зависимости от степени идентификации профиля клиента в нашей системе: от $250 до $15 000. Обязанность платить налоги возлагается на пользователя. Мы не являемся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Bloomchain: В этом году стремительно рос рынок ICO и существенно увеличилась доля плохих проектов. Можно ли говорить, что ICO — «пузырь» и что ждет отрасль в ближайшем будущем?

Павел Матвеев: Если мы говорим про отрасль ICO, то это не «пузырь». Это всего лишь демократичный способ венчурного финансирования, открывающий доступ к рисковым финансовым операциям широкому кругу лиц, а не только профессиональным инвесторам. С ним связаны высокие риски потери денежных средств, но это уже персональная ответственность каждого инвестора.

Схлопывания отрасли не произойдет, но она должна будет приобрести более цивилизованный вид, при котором инвесторы смогут защищать свои интересы в очевидных scam-проектах. Но необходимо осознавать, что проект может не выстрелить и по другим причинам, при которых возмещение убытков будет невозможным.

Мы близки к данной Виталиком Бутериным оценке количества успешных ICO-проектов, но все же чуть более пессимистичны: 95-97 проектов из 100 отрасль так и не увидит.

Bloomchain: Какие угрозы для рынка криптовалют и блокчейна вы считаете наиболее серьезными?

Павел Матвеев: Я бы выделил две: риторика власти и её действия; и вышеназванные scam-ICO, способные подорвать доверие институциональных инвесторов. Это не угрозы, но препятствия для развития.

Bloomchain: Ваши планы на следующий год?

Павел Матвеев: Сейчас мы растем невероятными темпами и ожидаем сохранения этих темпов — среднемесячного роста компании на уровне 20%. Планируем увеличение активной клиентской базы и повышение клиентской лояльности, запуск новых В2В-продуктов, освоение новых рынков: США, Китай, Индия. В планах также поиск новых партнеров для расширения географии предоставления наших услуг.

2 комментария к “Павел Матвеев, Wirex: «ICO — это не пузырь»”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *