Руслан Тугушев: платформу Storiqa мы сделали в 10 раз быстрее, чем Boomstarter

Когда речь заходит об ICO, многие сразу вспоминают краудфандинг. Кто-то даже называет первичное размещение монет "краудфандингом 2.0". О сходствах и различиях этих способов привлечения средств, прозрачности рынка ICO и формировании сообщества лояльных инвесторов Bloomchain поговорил с Русланом Тугушевым - сооснователем краудфандинговой платформы Boomstarter, инвестиционной платформы Tugush и маркетплейса Storiqa.

Bloomchain: Почему вы решили сменить краудфандинг на ICO? Как произошел этот переход, как появилась идея?

Руслан Тугушев: Мы не отказались от Boomstarter, он работает и помогает компаниям делать стартовые шаги. Маленькие компании не могут выйти на ICO. Это должна быть более-менее большая компания, которая будет накапливать компетенции по упаковке, по маркетингу, по выходу на международные рынки, изучать каждый отдельный рынок. Например, если вы решили открыть рынок Японии, вы должны собрать все знания о нем: какие компании работают там в логистике, какие в маркетинге, как клиенты воспринимают тот или иной продукт. Один и тот же продукт на разных рынках продается по разной цене. Какие-то продукты вообще не продаются. У мелкосерийных производств максимум работает 10 человек, у них нет ресурсов для изучения международных рынков и накопления этих компетенций внутри себя.

Поэтому Boomstarter работает для своей задачи: помогает привлекать первые деньги для запуска бизнеса. У нас еще есть платформа Tugush, она позволяет масштабировать бизнес, а платформа Storiqa позволяет выводить продукт на международный рынок. Это принципиально разные компании.

ICO - это расширение спектра услуг, которые мы делаем для предпринимателей. Мы строим платформенные решения. Скажем, российские компании пока боятся идти на глобальный рынок, мы пытаемся решить эту проблему.

Bloomchain: Краудфандинг в России скорее жив или трансформируется в ICO?

Руслан Тугушев: ICO - это просто чуть-чуть другая форма фандрайзинга. Когда появился краудфандинг, остальные способы не умерли. Просто расширилась сфера: еще больше людей получили возможность создавать свои проекты. Еще больше людей могут работать сами на себя и создавать все больше и больше благ. Когда появились венчурные фонды, количество компаний выросло; когда появились инвестиционные банки - тоже выросло. Происходит обмен капитала. И каждая новая форма фандрайзинга, любая форма фандрайзинга, которая упрощает эти способы, дает рост новым предприятиям, новому бизнесу. Это всегда хорошо.

Bloomchain: Кому надо использовать краудфандинг, а кому ICO?

Руслан Тугушев: Задача краудфандинга - протестировать тот или иной продукт или услугу. Вы создаете огромное количество предзаказов и продаете продукт вперед. Для этого не нужно проводить ICO, необходимо проверить, надо это людям или нет. ICO - это финансовый инструмент. Если вы производите сумки - вам не надо делать ICO, вам надо делать краудфандинг. Если вы создаете какой-то инструмент, платформу - вам нужно ICO, потому что у вас нет никакого товара.

ICO дает еще больше возможностей для бизнеса. Раньше такого рода фандрайзинг был доступен только для крупных компаний. Но крупные компании и их оценки были привязаны к старой экономике.

У вас должны были быть заводы, недвижимость. А когда у вас 200 млн клиентов - что это, как это оценить, сколько они стоят? Это новая экономика. Десять лет назад, когда интернет-компании пошли в IPO, происходил бум. Люди не понимали, почему компания, у которой ничего нет, стоит $100 млрд - дороже, чем, к примеру, General Motors. Из чего складывается эта оценка? Из количества клиентов, которые есть у компании.

Bloomchain: Если вспоминать бум доткомов, нельзя не вспомнить и крах этого рынка.

Руслан Тугушев: Если бы все инвестиционные сделки всегда выводились на какую-то платформу, а потом подсчитывался процент удачных и неудачных сделок, мы бы увидели столько провалов! ICO помогает в том числе неудачные сделки сделать публичными, в этом и есть суть блокчейна. 95% проектов - эта провал, но кто знает об этих проектах? А в интернете теперь все становится известно. Все компании, особенно крупные, которые сейчас привлекали деньги на ICO, создавали до этого значительный социальный капитал. Они не просто так собирают по $200 млн, у них огромное комьюнити, которое знает их лично, знает их работу.

Если у вас есть комьюнити всего из 200 человек, которые вам доверяют, то вам доступна лояльная аудитория в 40 тыс. человек. Это, наверное, больше, чем у какого-нибудь регионального ТВ.  

Bloomchain: Как защититься от выбора некачественного проекта?

Руслан Тугушев: Надо принимать какую-то долю риска на себя, когда вы инвестируете. С деньгами нужно быть осторожным: проверь команду, задай вопрос, спроси, позвони. Если вы инвестируете тысячу долларов, можно посчитать, сколько стоит ваше время. Например,оно стоит $200 в час. Можно потратить этот час и эти $200 на изучение проектов, но зато вы будете защищены от риска.

Bloomchain: Если говорить о законодательстве, есть ли страны, которые лучше подходят для ICO и для краудфандинга?

Руслан Тугушев: Надо искать не просто юрисдикцию для ICO: надо смотреть компанию, ее суть, что она будет делать со своим токеном, какой у нее бизнес, как токен интегрирован в этот бизнес. И уже под это подбирать юрисдикцию.

Нельзя просто так сказать: идите делайте ICO в Австралии. все зависит от конкретного бизнеса.

Законодательства для краудфандинга нет до сих пор. Boomstarter работает в рамках гражданско-правовой базы, ему этого хватает.

Bloomchain: Как обстоят дела в российском правовом поле?

Руслан Тугушев: Пока российские законы не подходят для проведения ICO, и зря. Никогда в истории такого не было, чтобы российские компании столько привлекали с международного рынка и в один год появилось столько компаний, которые стали продвигать свой продукт сразу на международном рынке. Это уникальная  возможность. Яндексу 20 лет, а он  до сих пор не может выйти на турецкий рынок.

Если бы было законодательство, хотя бы просто база, рынку просто сказали бы: мы не запрещаем. Но никто ничего не сказал. Кто-то, как мы, рискнули и пошли, на свой страх и риск.С другой стороны, все команды, которые были полны желания, все равно провели ICO. Они нашли пути, как это сделать. Если вы не собираетесь изначально совершать мошенничество, вы всегда найдете способы, как реализовать проект.

Bloomchain: Маркетплейс на блокчейне, как платформа Storiqa - популярная идея. Как вы относитесь к конкуренции?

Руслан Тугушев: Я всегда хорошо отношусь к конкуренции и уважительно к конкурентам. Конкуренты дают возможность для развития. У нас есть собственные накопленные компетенции, которые мы будем применять, многолетний опыт их реализации. Я не знаю, есть ли такие компетенции у конкурентов, но я точно знаю, что наш продукт будет отличаться от того, что будут предлагать другие компании.

Bloomchain: У вас есть крупные партнеры среди продавцов?

Руслан Тугушев: Мы не работаем пока с продавцами. Мы на один день открыли демо-площадку, даже анонс не делали среди магазинов. За день поступили заявки от 500 магазинов. Сейчас мы закрыли демо-площадку, обрабатываем информацию.

Bloomchain: Расскажите о преимуществах вашего проекта?

Руслан Тугушев: Во-первых, это компетенции по международному маркетингу: мы занимаемся digital-маркетингом девять лет. Девять лет мы продаем товары и услуги через интернет. Во-вторых, я построил за последние пять лет две платформы, где люди объединяются и взаимодействуют без посредников. Платформу Storiqa мы сделали в десять раз быстрее, чем Boomstarter. Наконец, у нас есть репутация среди производителей, потому что мы помогли им в принципе запустить бизнес.

Мы знаем, как создавать успешные кейсы, тиражировать их по всему миру, как взаимодействовать с клиентами.

Bloomchain: Здесь как раз речь идет о лояльности?

Руслан Тугушев: Да, вы моментально проверяете, насколько люди, с которыми вы проработали десять лет, вам доверяют. Они сразу дают обратную связь: нормальный ты партнер или гнилой. Если нормальный - тебе помогают. Это же не большие деньги: кто-то вложил тысячу долларов, кто-то пять, кто-то десять. Хотя у нас были люди, которые вложили по $300 тыс. - наши знакомые, мы их не просили, не звонили им и не уговаривали. Они просто увидели проект, заинтересовались и тоже захотели продвигать свои продукты на международный рынок.

← Назад Поделиться: