Убыточные, но привлекательные: зачем банки покупают wealthtech-стартапы

Крупные банки вкладываются в стартапы, которые предлагают решения в области управления капиталом, и встраивают их в свои экосистемы. Объем таких “бюджетных” инвестиций находится на историческом максимуме.

Летом сразу два крупных международных банка закрыли сделки по приобретению компаний, занимающихся разработкой технологий управления активами (wealthtech). По мнению экспертов, эти сделки могут стимулировать другие крупные компании к подобным действиям. Цель — сокращение расходов и более эффективное привлечение новых клиентов.

В июне американский банк JPMorgan приобрел британский сервис по управлению инвестициями Nutmeg. Главный продукт стартапа — это робоэдвайзер, который выбирает профили риска для клиентов сервиса и предлагает им наиболее подходящие инвестиционные стратегии. По данным Reuters, покупка Nutmeg обошлась JPMorgan примерно в £700 млн ($972,79 млн).

Компания Nutmeg была основана в 2012 году. К настоящему времени она имеет более 140 тыс. клиентов, на счетах которых находится более £3,5 млрд ($4,89 млрд). Приобретение этого сервиса позволит американскому холдингу не только составить конкуренцию на британском рынке wealthtech, но и дополнит запуск Chase — собственного онлайн-банка JPMorgan в Великобритании, — считают эксперты S&P. 

Читайте также: JPMorgan запустит цифровой банк в Великобритании

Спустя месяц после этой сделки крупнейшая британская банковская группа Lloyds Banking Group завершила поглощение другого сервиса по управлению активами —  Embark. Сумма была скромнее — £390 млн ($534 млн). При этом услугами Embark пользуются 410 тыс. клиентов, а на их счетах находится £35 млрд ($48 млрд).

Приобретение сервиса, который специализируется на инвестициях и персональных пенсионных программах, также дополнит экосистему Lloyds. Ей уже частично принадлежат два других проекта по автоматизации управления капиталом — Schroders Personal Wealth и Cazenove.

Еще раньше на рынок wealthtech вышел один из крупнейших в мире инвестиционных банков Goldman Sachs. Он предложил клиентам своего необанка Marcus сервис для управления капиталом с минимальным порогом вхождения в $1 тыс.

Новая аудитория и частный капитал

Инвестиции в компании, занимающиеся разработкой технологий управления активами, в целом становятся все более привлекательными для крупного капитала. По данным KPMG, в первом полугодии 2021 года их объем приблизился к рекордному показателю, зафиксированному в 2015 году, составив $1,4 млрд. 

Читайте также: криптовалюты, кибербезопасность и b2b-решения — чем финтех привлекает инвесторов

По мнению руководителя департамента инвестиционной аналитики «Тинькофф Инвестиции» Кирилла Комарова такой интерес к wealthtech связан с отсталостью продуктовых предложений у крупных традиционных банков. Главная цель, которую преследуют банки, покупающие wealthtech-стартапы — привлечение более продвинутой молодой аудитории, считает он.

«Традиционные банковские сервисы не импонируют миллениалам и субъектам новой экономики. Они видят, как стремительно развивается индустрия и бизнес таких компаний, как Square или Robinhood, и не желают терять долю на рынке», —  отметил Комаров в разговоре с Bloomchain.

Интерес крупного капитала к рынку wealthtech дополнительно подстегнули последствия пандемии COVID-19. По данным Boston Consulting Group, в 2020 году объем частных сбережений в мире вырос сразу на 8,3% и составил баснословные $250 трлн. В эту сумму включены денежные средства, банковские депозиты, облигации и акции и инвестиции в паевых фондах.

Объем частных сбережений в мире по регионам, $трлн 

Регион

2015 год

2020 год

2025 год (прогноз)

Северная Америка

95,9

136,0

168,4

Азия (без Японии)

29,2

46,8

68,4

Западная Европа

42,9

52,6

62,5

Япония

16,8

18,3

19,3

Латинская Америка

3,9

5,7

8,0

Ближний Восток

3,5

4,8

6,3

Океания

5,5

7,1

8,2

Центральная и Восточная Европа (включая Россию)

4,2

6,1

7,8

Африка

1,5

2,6

3,7

Всего

183,0

250,0

315,0

Данные Boston Consulting Group

На руку банкам играет и невысокий уровень концентрации капитала на рынке wealthtech, который представлен в основном небольшими компаниями. «Сделки с Nutmeg и Embark принесут новые технологии на сильно раздробленный рынок розничных сбережений Великобритании. Он оценивается в £1,7 трлн ($2,32 трлн), при этом на нем работают 5,4 тыс. консультационных фирм, 90% из которых имеют в штате пять консультантов или меньше», — отмечает управляющий директор консалтинговой фирмы Tilney, Smith & Williamson Джейсон Холландс. 

По мнению Кирилла Комарова, такие факторы положительно повлияют на дальнейший интерес крупных инвесторов к этому сегменту рынка. По его словам, в настоящее время на рынке ежегодно закрывается около 10-20 сделок, аналогичных покупкам Nutmeg или Embark. «Wealthtech или остается горячим сегментом как с точки зрения перспективности технологий, так и с точки зрения интереса инвесторов», — добавили в «Тинькофф Инвестиции».

Сложности интеграции и низкая рентабельность

При выходе на новый рынок банки оказываются перед выбором — они могут выстраивать технологическую инфраструктуру самостоятельно, либо купить уже готовый стартап и встроить созданную им технологию в собственную бизнес-модель. В случае с wealthtech они чаще выбирают второй вариант, приобретая уже готовый бизнес с командой специалистов.

Читайте также: может ли «Яндекс» изменить финтех в России – что говорят эксперты

«Банки с историей любят выкупать небольшие технологические стартапы. Это проще, чем выстраивать все с нуля. Однако приобретая такие компании нужно быть готовым столкнуться с техническими сложностями интеграции новых сервисов в существующую экосистему», — отмечает Кирилл Комаров.

Еще одна проблема, связанная с wealthtech-стартапами — их финансовые показатели. «Все они приносят убыток. Им пришлось потратить огромные суммы на маркетинг, а эти вложения окупаются очень долго. К тому же основной заработок этих стартапов составляет комиссия от торговли через биржевые фонды, и она также очень мала», —  отмечает Джейсон Холландс.

Подтверждением этого могут служить финансовые показатели Nutmeg. По итогам 2019 года компания понесла убытки в размере £22 млн ($30 млн) при обороте в £9,2 млн ($12,5 млн). Таким образом, восьмой год подряд она закончила в минусе.

Размер убытков компании Nutmeg в 2012 - 2019 годах, £ млн. Данные FT

Рентабельность — это необходимая жертва на ранних этапах wealthtech-стартапов, объясняет Кирилл Комаров. По его словам, главная цель таких проектов — создать базу, масштаб и основу, а также захватить долю рынка. 

«В долгосрочном периоде они смогут постепенно наращивать маржинальность за счет масштаба или повышения цен на свои услуги. Это классическая бизнес-модель стартапов», — добавляет он.

Эту мысль также подтверждают показатели Nutmeg, убытки которой были связаны прежде всего с масштабированием бизнеса — все это время компания продолжала наращивать пользовательскую базу. К концу 2019 года у нее было 80 тыс. клиентов, а спустя год их количество почти удвоилось, составив 130 тыс. Эффект проявился лишь на девятый год, когда компания почти приблизилась к положительному результату. Nutmeg, не называя точных цифр, сообщила, что по итогам 2020 года ей впервые удалось приблизиться к получению прибыли. 

Однако даже если wealthtech-стартапы еще долгое время будут оставаться убыточными, они все равно не станут менее привлекательными для банков, считает генеральный директор британской консалтинговой компании Cube Бен Ричмонд.

По его словам, их покупка дает прямой выход на новых клиентов, а значит ведет к увеличению доли на рынке, а значит количество сделок по приобретению wealthtech-компаний в ближайшее время будет только расти.


← Назад Поделиться:

Рекомендации

Сколько Robinhood и Revolut зарабатывают на адептах криптовалют

Bloomchain Research10 мин
Клиенты Тинькофф смогут взять ипотеку с конца октября

Сотрудникам банка эта услуга доступна с лета.

Алсу Закирова3 мин

Goldman Sachs покупает для необанка Marcus платформу потребкредитования за $2,2 млрд

Компания GreenSky цифровизирует процесс выдачи POS-кредитов в сегментах ремонта и реконструкции жилья, а также медицинских услуг.

Новости3 мин

Финтех-монополия в Китае, платежная экосистема Facebook и необанк от JPMorgan – обзор Bloomchain

Какие события мы обсуждали в последние недели лета.

Ольга Виноградова9 мин

Главный юрист Robinhood: SEC не будет запрещать плату за поток заявок

По мнению юриста запрет может навредить интересам инвесторов.

Елена Семенова2 мин

«Сбер» применит ИИ для сделок с девелоперами, а нейросеть ДОМ.РФ поможет не купить долгострой

Российский РropTech активно использует искусственный интеллект.

Елена Семенова2 мин