Уроки Wirecard: провалы в европейском регулировании финтеха

Банкротство немецкой компании может изменить подход к регулированию европейского финтех-рынка

В середине июня 2020 года вокруг одной из крупнейших европейских финтех-компаний — немецкой Wirecard — разгорелся скандал после того, как аудиторы из EY не смогли подтвердить наличие на ее балансе €1,9 млрд. Буквально за несколько дней акции компании, обесценились, после чего Wirecard была вынуждена инициировать процедуру банкротства — теперь ее кредиторы рискуют потерять до €3,5 млрд. Эта история может изменить подход к правилам, по которым регулируется работа европейских финтех-компаний.

Читать также: Финансовый след топ-менеджера обанкротившейся Wirecard ведет в Россию

Wirecard позиционировала себя прежде всего как финтех-компанию, занимающуюся эквайрингом. Ее основная функция заключалась в посредничестве между продавцами и их банками с одной стороны, и покупателями и эмитентами их карт с другой. Эта деятельность осуществлялась либо при помощи лицензированных дочерних компаний, например Wirecard Bank AG в Германии и Wirecard Card UK в Великобритании, либо через лицензированных сторонних эквайеров, в основном зарегистрированных в Азии.

Схема работы Wirecard

Кроме этого компания заявляла, что у нее есть еще одно направление деятельности, которое скрывалось под формулировкой “технологические услуги, обеспечивающие эффективное управление рисками сложной сети платежных транзакций”. После дефолта Wirecard выяснилось, что именно эта нерегулируемая деятельность составляла значительную часть ее доходов — в 2018 году их доля составила 75%. Проведенные впоследствии расследование Financial Times и аудит KPMG показали, что большая часть этих средств была получена через сеть азиатских компаний, которые фальсифицировали документы о денежных потоках и косвенно контролировались руководством Wirecard.

Читать далее: Акции Wirecard рухнули после публикации расследования FT

Результаты аудита позволяют сделать вывод, что крах Wirecard не был связан с ее деятельностью по обслуживанию платежей или технологическим несовершенством ее внутренних систем — главной причиной банкротства компании стали мошеннические действия ее сотрудников и менеджеров. Произошедшее вызвало множество опасений среди участников рынка, связанных с отсутствием надлежащего надзора за финтех-компаниями.

Изменение стоимости акций Wirecard. Данные Investing.com

Неспособность властей выявить крупное мошенничество в известной компании в значительной степени стала результатом несовершенства финансового законодательства, говорится в публикации итальянских профессоров экономики Джорджио Барба Наваретти, Джакомо Кальцолари и Альберто Поццоло для издания VoxEU. 


Потери клиентов

Историю с Wirecard в контексте проблемы регулирования деятельности финтех-компаний следует рассматривать с двух сторон. Первая — это сохранение средств клиентов, которые пользовались услугами этой компании, вторая — защита инвесторов, вложившихся в ее ценные бумаги. 

Общее количество клиентов Wirecard по всему миру идет на миллионы, однако в ряде случаев они оказываются защищены системами страхования вкладов. К примеру, в странах Евросоюза закон гарантирует возврат вкладов в размере 100 тыс. евро — это правило позволит вернуть деньги пользователям из Германии, в которой компания работала по лицензии банка Wirecard Bank AG.

Меньше повезло клиентам Wirecard в Великобритании. По местным правилам, схема компенсации финансовых услуг (FSCS), страхующая вклады в размере до 85 тыс. фунтов стерлингов, не применяется в отношении компаний, занимающихся электронными деньгами или платежными услугами.

Впрочем, данные о транзакциях, проведенных внутри компании, позволяют сделать вывод, что крупного ущерба для пользователей все же не было. К примеру, известно, что в первом полугодии 2017 года Wirecard обслуживала около 200 тыс. счетов юридических лиц. При этом почти половина из их владельцев заплатила за отчетный период менее $1 в качестве комиссий за переводы — это косвенно может свидетельствовать о небольших суммах, хранившихся ими на счетах в Wirecard. Основную часть прибыли компании сгенерировали крупные и сомнительные транзакции от клиентов, которые были готовы платить комиссию в размере 15%.

Читать также: Итальянская мафия могла использовать Wirecard для отмывания денег


Потери инвесторов

В этой ситуации менее защищенными оказываются инвесторы, не получившие никакого предупреждения со стороны надзорных органов о возможных проблемах Wirecard. Еще за несколько месяцев до краха компания имела хорошую репутацию, а в 2018 году она обошла по рыночной стоимости Deutsche Bank и была включена в ключевой немецкий фондовый индекс DAX.

Одним из таких инвесторов стал японский Soft Bank и ряд связанных лиц. В апреле 2019 года он потратил почти $1 млрд на покупку доли Wirecard в форме субординированных пятилетних облигаций. По условиям выпуска, владелец бумаг получал право конвертировать эти бонды в акции эмитента в количестве 6,69 млн штук, что соотвовало доле в размере 5,6%. Эта сделка, организатором которой выступил Credit Suisse, привела к росту стоимости акций, а облигации были перепроданы другим институциональным инвесторам и топ-менеджменту самого Soft Bank. Это позволило японскому банку как юридическому лицу почти сразу заработать премию к первоначальному вложению и главное, — захеджировать риски, минимизировать свои потенциальные потери. Если к концу первого квартала 2019 года акции Wirecard стоили примерно по 130 евро, то в результате обвала котировки зафиксировались в районе 0,5 евро. 

Читайте также: Softbank отказывается от сотрудничества с обанкротившейся Wirecard

От банкротства Wirecard пострадали и другие компании, которые успели вложиться в ее акции. В их число вошли крупные инвестфонды DWS Investment, Artisan Partners, Union Investment Privatfonds, самый крупный суверенный фонд мира Norges Bank Investment Management, а немецкому банку Commerzbank пришлось списать €175 млн, выданных Wirecard в качестве кредита.

Ключевые акционеры Wirecard. Источник: marketscreener.com

Читать также: Инвесторы Wirecard подали на германского финансового регулятора в суд


Как быть с финтехом

Целью регуляторов должна стать максимальная защита клиентов и инвесторов финтех-компаний. По мнению Наваретти, Кальцолари и Поццоло, сложность надзора заключается прежде всего в скорости изменений, происходящих в финтех-отрасли. Если традиционные банки можно назвать “зоной комфорта” для надзорных органов, прежде всего в силу почти неизменных правил, по которым они работают с клиентами, то развитие финтеха привело к нарушению этой стабильности и появлению лакун в законодательстве.

Особенность финтех-рынка заключается еще и в том, что компании, работающие на нем, выполняют разные функции. Некоторые из них сосредоточены на развитии отдельных технологий, например, машинного обучения или искусственного интеллекта. Некоторые сосредотачивают усилия на предоставлении отдельных нишевых услуг, например, проведении платежей или кредитном скоринге. Есть компании, которые встраивают финтех-стартапы в свои экосистемы, и, наконец, есть bigtech — крупные холдинги, самостоятельно выходящие на финансовые рынки.

“Само присутствие разных типов таких компаний на финансовых рынках часто делает существующие правила неадекватными, а надзор за их деятельностью — более сложным. Чтобы преодолеть эти проблемы, крайне важно определить набор ключевых шагов, которые следует предпринять в рамках новой нормативной базы”, — отмечают итальянские ученые.

По их мнению, ключевыми моментами в работе регуляторов на рынке финансовых услуг в этой ситуации должны стать:

  • уход от регулирующего арбитража — регуляторы должны обеспечить равные условия работы для традиционных компаний и представителей финтеха. Регуляторы также должны следить  за тем, чтобы организации, осуществляющие одну и ту же деятельность, соблюдали одни и те же правила;

  • четкое понимание того, чем занимаются финтех-компании и каковы их бизнес-модели — регулятор должен знать, за счет чего формируется их прибыль и на какие аспекты их деятельности стоит обратить внимание, чтобы избежать негативных последствий;

  • осуществление контроля за финансовыми делами компании вне зависимости от формы ее регистрации и других видов ее деятельности;

  • понимание технологий, которые использует финтех — только в таком случае надзорные и регулирующие органы получат возможность отслеживать и оценивать фактические результаты их использования;

  • согласование и координация международных правил надзора за новыми финансовыми технологиями, природа которых подразумевает естественное стремление к трансграничной деятельности.

По словам авторов публикации в VoxEU, история Евросоюза показывает, что при возникновении проблем нового типа его власти чаще всего начинают создавать новые контролирующие организации. Однако необходимости в появлении органа, курирующего развитие финансовых технологий в Европе, нет, замечают они. Прежде всего потому, что цели подобного регулирования останутся неизменными, а значит ситуация требует решения на ином уровне.

История с Wirecard показала, что для защиты инвесторов требуется усиление роли национальных регуляторов, гармонизация международного законодательства и тщательный контроль за аудиторскими фирмами. Эффективная защита клиентов возможна только при глубоком понимании бизнес-моделей и технологий, используемых финтех-компаниями, полагают авторы.

“Для достижения этих целей европейским властям предстоит создать согласованную основу для будущего регулирования финансовых технологий, которая в дальнейшем будет осуществляться национальными властями”, — заключают они.

Читать также: Европейский регулятор раскритиковал систему финнадзора Германии из-за дела Wirecard

← Назад Поделиться:

Рекомендации

Пан или пропал: как Robinhood избежал разорения и отправился на IPO

Ольга Виноградова9 мин

Бразильская платежная система Elo планирует провести IPO на NASDAQ с оценкой $7 млрд

По информации источников Reuters, размещение состоится во второй половине 2021 года.

Aртем Галунoв2 мин

Дивный новый "Мир"

Артём Солодков

Страховщики не соблюдают рекомендации ЦБ при продаже сложных инвестпродуктов

Регулятор выяснил, что компании составляют критерии проверки знаний клиентов таким образом, что «практически любой потребитель может считаться знатоком сложных инвестиционных продуктов».

Aртем Галунoв3 мин

СМИ: Tokopedia и Gojek согласовали условия слияния и ждут одобрения сделки акционерами

Стороны обсудили сценарии, которые могут привести к листингу объединенной компании в Индонезии и США. Ее стоимость после обретения публичного статуса может вырасти до $40 млрд.

Aртем Галунoв2 мин