Екатерина Ленгольд: в России стартаперов часто считают людьми без нормальной работы 

Эксклюзивное интервью Bloomchain с Екатериной Ленгольд.

Екатерина Ленгольд — 28-летняя россиянка, которая сейчас живет в Калифорнии. К 23 годам она успела поучиться в Московском инженерно-физическом институте, Высшей школе экономики, Сколковском институте науки и технологий, а также в одном из самых престижных мировых вузов — Массачусетском технологическом институте.

Екатерина Ленгольд
Фото из личного архива Екатерины Ленгольд

В США Ленгольд запустила стартап ImageAiry — платформу для поиска, обработки и использования данных со спутниковых снимков. Проект оказался успешным, и в 2015 году его купила российско-американская компания Astro Digital, среди сооснователей которой был экс-совладелец компании «Техносила» Михаил Кокорич. Ленгольд заняла в Astro Digital должность вице-президента по развитию бизнеса.

В 2017 году Astro Digital привлекла $16,65 млн от группы инвесторов, в число которых вошли фонд Larnabel Enterprises семьи Гуцериевых и компания VP Capital белорусского бизнесмена Виктора Прокопени.

Летом прошлого года Екатерина Ленгольд покинула Astro Digital и сменила фокус на венчурные инвестиции. 

Bloomchain поговорил с Екатериной Ленгольд о секретах успеха молодых компаний, шансах выхода российских проектов на IPO и ключевом компоненте любого стартапа.

Екатерина Ленгольд: от стартапера до венчурного инвестора

Bloomchain: Когда и почему вы приняли решение уехать в США? Чем занимались до отъезда?

Екатерина Ленгольд: До переезда я жила в Москве, где получила несколько высших образований: в области информационных технологий, экономики, социально-экономических инноваций. 

Учиться я уехала и в США, так как появилась возможность получить образование в Массачусетском технологическом институте (MIT) — одном из лучших вузов мира. Именно тогда я основала свою первую технологическую компанию маркетплейс спутниковых данных ImageAiry — и присоединилась к рядам стартаперов, столь многочисленным на кампусе MIT.

Екатерина Ленгольд просто космос
Фото из личного архива Екатерины Ленгольд

Bloomchain: Над какими проектами вы работаете сейчас?

Екатерина Ленгольд: Я начала заниматься инвестициями в компании ранних стадий. Помогаю стартапам, работаю с потенциальными партнерами для поиска интересных совместных сделок. 

Bloomchain: Как проходит ваш рабочий день?

Екатерина Ленгольд: Мой рабочий день – это не стандартная офисная работа «с 9 до 18». Я много времени посвящаю изучению потенциальных проектов, помогаю стартапам в качестве ментора и эдвайзера. Немало времени провожу в перелетах и командировках. 

Чтобы в расписании не возникло хаоса, я приучила себя структурировать время.

До обеда я стараюсь решать приоритетные задачи: это дела, которые продвигают меня вперед, требуют креативного подхода и фокусировки. Именно в это время генерируются максимально яркие идеи.

Во второй половине дня берусь за рутинные и второстепенные дела. О своем подходе к продуктивности я в прошлом году написала в книге «Просто Космос».

«Главное в стартапе — команда»

Bloomchain: Чем принципиально отличаются рынки венчурных инвестиций в России и США?

Екатерина Ленгольд: Прежде всего различия обусловлены экономическими причинами. Российский рынок не самый большой, поэтому у компаний, которые не выходят на глобальный рынок, низкий потолок роста и ограниченные шансы на продажу или выход на IPO.

Bloomchain: Из чего складывается успех стартапов? Что важнее: целеустремленность создателей, полезные знакомства, идея или что-то еще?

Екатерина Ленгольд: На ранних этапах жизни стартапа для меня важнее всего команда. Обычно за первые год-два жизни стартапа идея, понимание рынка, бизнес-модель меняются несколько раз. Процесс создания компании — это прежде всего тестирование гипотез, часть из которых будет опровергнута. 

Команда — это та константа, на которую может опереться инвестор на ранних стадиях.

Навыки и опыт команды, уровень «зажженности» идеей принципиально важны для любой молодой компании: хоть из России, хоть из США или Европы.

Екатерина Ленгольд биография
Фото из личного архива Екатерины Ленгольд

Bloomchain: Отличается ли мотивация создателей стартапов в России и США?

Екатерина Ленгольд: Я думаю, принципиальных отличий нет. Это похожие люди, немного сумасшедшие. Они верят в свой успех, несмотря на удручающую статистику стартапов, погибающих в первые годы жизни. Они продолжают искать решения, даже когда весь мир говорит: «У тебя ничего не выйдет!».

Важно, чтобы предприниматель отличался не  глупым упрямством, а здоровой упертостью. Биться головой в закрытую дверь не стоит.

Эти люди ищут новые рынки, способы создания ценности и бизнес-модели.

Bloomchain: А что важнее — миссия продукта или деньги?

Екатерина Ленгольд: В моем понимании делать мир лучше нужно после того, как ты сумел создать базовый уровень заботы о себе и своей семье. Как только этого удается достичь, важно перестроить свои мотивационные ориентиры: они должны выходить во внешнюю среду, за пределы личных «финансовых хотелок». В этот момент нужно начать думать о том, что ты можешь дать миру. 

«Классные люди во всем мире примерно одинаковы»

Bloomchain: Чем отличается процесс запуска стартапа в России и США?

Екатерина Ленгольд: Конечно, есть разница в регуляторном режиме: в России и США он разный. Российские организационные структуры, например, не совсем адаптированы для стартапов, в них неудобно привлекать венчурные инвестиции. 

Если говорить о ментальности, то я думаю, что Америка просто более приучена к культуре стартапов.

В России часто сталкиваешься с мнением, что стартапер — это человек, который не смог найти нормальную работу и вместо этого занимается какой-то ерундой. Конечно, это очень далеко от истины.

Екатерина Ленгольд ежедневник
Фото из личного архива Екатерины Ленгольд

Bloomchain: Вы работаете с русскоязычными специалистами?

Екатерина Ленгольд: Да, и с большим удовольствием.

Bloomchain: Чем они отличаются от своих коллег из других стран?

Екатерина Ленгольд: Я бы сказала, что рассказы про разительные отличия в ментальности русских и американцев сильно преувеличены. Классные и целеустремленные люди во всем мире примерно одинаковы, и сходств у них гораздо больше, чем отличий. 

Вообще я с удовольствием работаю с людьми из разных стран мира. В моем круге общения большинство людей не говорит по-русски. И я нахожу с ними контакт ровно в той же степени, как и общаясь с людьми, которые выросли в русскоязычном пространстве. Все барьеры — в головах в первую очередь.

Bloomchain: Вы хотели бы иметь свой бизнес в России?

Екатерина Ленгольд: Пока в планах этого нет. Для меня Россия — это родная страна, я часто приезжаю в Москву и скучаю по русской культуре.