Краудфандинг получает права. Утилитарные цифровые

краудфандинг

С первого января следующего года в России вступит в силу закон о краудфандинге. До этого растущий с каждым годом отечественный рынок коллективных инвестиций не имел отдельного регулирования. Взаимодействие площадки, инвесторов и организаторов краудфандинговых кампаний опиралось на внутренние договоры платформ. Для решения ряда вопросов также использовали нормы действующего законодательства — в частности, Гражданского кодекса.

закон устанавливает правила и ограничения для участников рынка краудфандинга. Еще он вводит новое понятие — утилитарные цифровые права.

Мы спросили у юристов, что скрывается за этим термином, как изменится сфера коллективных инвестиций и почему ICO так и остались вне правового поля.

Что говорит закон о краудфандинге

Привлечение средств:

  • Привлекать деньги на инвестиционных платформах смогут только юридические лица и индивидуальные предприниматели;
  • За год юрлицо или ИП может привлечь не больше 1 млрд рублей. Исключение — публичные акционерные общества (ПАО), которые привлекают инвестиции через продажу утилитарных цифровых прав;
  • Руководители компаний и ИП с судимостью за экономические или государственные преступления не могут привлекать инвестиции. Это касается и лиц, в отношении которых введена процедура банкротства.

Вложения в краудфандинговые проекты:

  • Без статуса квалифицированного инвестора физлица смогут вкладывать через платформы не более 600 тыс. рублей в год;
  • Для ИП, квалифицированных инвесторов и физлиц, покупающих утилитарные цифровые права у ПАО, ограничений нет.

Краудфандинговые площадки: 

  • Операторами инвестплатформ могут быть акционерные общества (АО) и общества с ограниченной ответственностью (ООО), включенные в специальный реестр Банка России;
  • Размер капитала оператора должен быть не меньше 5 млн рублей;
  • Оператор должен предоставить данные о себе и своей деятельности, разработать и разместить на сайте правила платформы, указать сроки возобновления работы при сбоях;
  • Оператор должен прописать порядок действий, если фаундер проекта не исполняет свои обязательства.

Что такое утилитарные цифровые права

Утилитарные цифровые права — одно из самых обсуждаемых положений нового закона. В пояснительной записке к документу указывается, что это «токены инвестиционного проекта, обозначающие определенные имущественные права». Они записываются на имя инвестора в распределенной базе данных. В самом законе понятия «токены» нет.

«Конструкция утилитарных цифровых прав должна стать аналогом так называемых utility-токенов инвестиционного проекта», — рассказывает руководитель правового комитета Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Елена Гультяева. 

«Однако в законе речь идет не о любых токенах, а только о тех, которые возникли на инвестиционной платформе, соответствующей определенным законом признакам, и представляющих собой права требовать передачи вещей (за исключением имущества, права или сделки с которым подлежат государственной регистрации либо нотариальному удостоверению), выполнение работ/услуг, передачи исключительных прав или прав использования результатов интеллектуальной деятельности»,  продолжает эксперт.

Utility-токены часто встречаются при инвестировании у международных проектов. Однако легализация токенов, полученных при инвестировании проектов не на территории России, ставится под сомнение, говорит Вероника Вовк, старший юрист GMT Legal, налоговый консультант, преподаватель программы Blockchain Lawyers.

«При выпуске утилитарных цифровых прав закон предполагает возможность создания только приватных распределенных информационных систем и регулирует отношения, созданные исключительно на основе таких систем. Поэтому за рамками регулирования остаются отношения, связанные с использованием децентрализованных публичных распределенных информационных систем, а также любых цифровых активов, созданных на их основе», — рассуждает Вовк. 

краудфандинг
Описание краудинвестинга на сайте инвестиционной платформы StartTrack

Согласно закону, фаундеры проектов определяют суть утилитарных цифровых прав, их количество и порядок предоставления инвесторам. Если проект уже начал сбор средств, внести какие-либо изменения в права нельзя.

Инвестиционная платформа должна прописать в своих правилах все об утилитарных правах: когда они начинают действовать, когда могут переходить к другому лицу и когда прекращают свое действие. Оператор площадки обязан предоставить всем инвесторам возможность покупать такие права, знакомиться с их содержанием и распоряжаться ими.

«В процессе подготовки законопроектов «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» и «О цифровых финансовых активах» первоначально предполагалось, что утилитарные цифровые права не будут подпадать под регулирование, предусматриваемое для цифровых финансовых активов. Сейчас из-за отсутствия окончательного текста законопроекта о ЦФА однозначно сказать о том, будет ли это так или нет, невозможно», отмечает Елена Гультяева.

Краудфандинг с препятствиями

Законопроект о краудфандинге приняли спустя почти полтора года после внесения в Госдуму. По мнению Елены Гультяевой, специфика деятельности краудфандинговых платформ требовала законодательного упорядочивания. Однако, обращает внимание эксперт, в революционных изменениях законодательства не было необходимости — можно было обойтись точечными поправками некоторых законов.

Читайте также: как работает краудфандинг в России

«Во всем мире краудинвестинг это инструмент для привлечения инвестиций в малый, средний бизнес, стартапы. В первую очередь, он интересен облегченными процедурами сбора денег. Организация краудинвестинговой площадки на блокчейне может отсечь лишних посредников и, следовательно, удешевить процесс сбора денег», говорит руководитель правового комитета РАКИБ.

По мнению собеседницы Bloomchain, предложенная федеральным законом процедура выглядит достаточно затратной для участников и вряд ли будет соответствовать смыслу краудинвестинга. Ограничения и запреты для некоторых инструментов могут стать еще одним препятствием для ее широкого использования.

«Похоже, для рынка это будет означать возникновение новой, утяжеленной конструкции, при этом относительно монопольной: немногие участники смогут соответствовать предъявляемым законом требованиям. Будет ли это востребовано рынком – время покажет (хотя радужных ожиданий нет)», – заключает Гультяева.

По мнению Вероники Вовк, несмотря на длительное принятие документа, законодатель не учел или намеренно не рассмотрел многие вопросы. Это, например, относится к деятельности операторов инвестиционной системы, которая требует дальнейшего регулирования Банком России. Неизвестно, сколько времени потребуется для принятия соответствующих актов. Это может отложить на неопределенное время исполнение закона о краудфандинге. 

«Закон содержит много обязанностей оператора по осуществлению контроля за действиями инвесторов и фаундеров проектов. Однако отсутствует порядок осуществления такого контроля и алгоритм действий оператора при выявлении нарушений. Неясно, как оператор будет проверять, что физическое лицо ознакомилось с рисками и уведомлено о том, что инвестиция — это высокорисковая деятельность», – говорит Вовк.

В качестве еще одного примера юрист приводит обязанность операторов проверять объем инвестиций физических лиц в рамках других платформ на основании заверений физлица. На практике оператор вряд ли сможет проверить верное заверение физлица. А если заверение было ложным, то убытки в результате дополнительного финансового риска несет сам инвестор.

закон о краудфандинге
Примеры проектов на краудфандинговой площадке StartTrack

Вовк подчеркивает, что документ добавляет в федеральный закон «О рекламе» положение, которое запрещает рекламировать способы инвестиций через инвестплатформу, в том числе приобретение утилитарных цифровых прав. Это положение может привести не только к запрету рекламы инвестирования таким способом на краудфандинговых площадках, но и поставить под угрозу маркетинговые кампании по привлечению внимания к интересным проектам, в том числе и социально значимым.

ICO вне правового поля

Технология распределенного реестра с применением смарт-контрактов и механизмов ICO поднимает краудинвестинг на новый уровень, создавая новые технологические и общественные возможности в области коллективных инвестиций, считает Елена Гультяева. Технология позволяет объединить в одном лице краудфандинговую платформу, организатора торгов, брокера, депозитария и регистратора. 

«Все эти преимущества законодателем не учтены. Закон предусматривает частный вид цифровых активов — те самые утилитарные цифровые права. Однако при этом он предполагает возможность их выпуска только на определенной инвестплатформе (соответствующей требованиям закона и внесенной в реестр Банка России), с использованием услуг иных посредников (например, банки, депозитарии) при осуществлении расчетов между участниками только фиатными деньгами», – говорит собеседница Bloomchain.

Таким образом, главное преимущество ICO – возможность получить финансирование в максимально сжатые сроки – нивелируется законодательством.

Елена Гультяева считает, что вряд ли это предложение будет интересно целевому пользователю – малому и среднему бизнесу.

Вероника Вовк отмечает, что без закона о цифровых финансовых активах неясно, каким образом можно будет организовывать ICO в отечественной юрисдикции. ICO проводятся прежде всего для привлечения финансирования в криптовалютные стартапы с использованием криптовалют. В России цифровые валюты не имеют юридического статуса. Поэтому, считает юрист, закон о краудфандинге намеренно исключает криптоактивы.

Зарубежный опыт

Регулирование краудфандинга за рубежом началось недавно, поэтому говорить о сформировавшейся международной практике в этом вопросе не приходится, говорит Елена Гультяева. 

В то же время, эксперт обращает внимание, что авторы российского закона учитывали некоторые положения мировых нормативных актов. Например, принятый в США в 2012 году JOBS Act предусматривает некоторые ограничения для участников деятельности, в том числе по суммам привлеченных и вложенных средств. 

«Думается, что при формировании правового поля нам следует не копировать чужие нормы, а скорее придерживаться логики зарубежных нормотворцев – наблюдение за происходящими процессами и аккуратное точечное регулирование», считает руководитель правового комитета РАКИБ.

Законопроект о цифровых финансовых активах: история непринятия

Законопроект о цифровых финансовых активах, который должен ввести правила работы с криптоактивами в России, был внесен в Госдуму одновременно с законопроектом о краудфандинге. Однако дальше первого чтения, которое состоялось в мае прошлого года, документ так и не продвинулся.

законопроект о криптовалютах
Стадия рассмотрения законопроекта о криптовалютах

Обсуждение законопроекта о криптовалютах с тех пор неоднократно переносилось. Согласно поручению премьер-министра России Дмитрия Медведева, документ должны были принять до 1 ноября. Однако на прошлой неделе руководитель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков сообщил, что рассчитывать на это не стоит

«Компромисс, я считаю — это дать такую возможность [использования криптовалют в РФ] и ключ Центральному банку. То есть такое явление может быть, но с разрешения Банка России, который категорически против этого», — добавил Аксаков в разговоре с ТАСС.

При этом ранее глава комитета Госдумы по финансовому рынку говорил, что законопроект о цифровых финансовых активах в целом готов. «В принципе, для того, чтобы его развернуть в ту или иную сторону, нам нужно максимум две недели», – заявлял Аксаков. 

Идею легализации криптовалют не поддерживает Центральный Банк. Но претензии к документу есть также у экспертов и участников рынка, которые высказываются за инициативу. В частности, они указывают на то, что после первого чтения из законопроекта о криптовалютах исчезли сами понятия «токен» и «криптовалюта».