Александр Тюльканов, Deloitte: Смарт-контракт не будет иметь статус договора

Смарт-контракты в ближайшем будущем не будут рассматриваться судами в качестве юридически обязывающих соглашений. При споре о наличии и содержании договора суды будут, в первую очередь, руководствоваться сопутствующими обстоятельствами, обычаями, правовой доктриной, судебной практикой и законом, а не программным кодом, считает эксперт Deloitte.

Смарт-контракт — это программа, которая позволяет реальным людям и компаниям совершать операции с активами при соблюдении определенных условий без участия человека. При выполнении определенных условий  программа проводит операцию (например, переводит средства с одного счета на другой).

Многие крупные компании разрабатывают смарт-контракты на основе технологии блокчейн (в России такую систему создали Сбербанк и М-Видео). При этом статус самих смарт-контрактов остается юридически неопределенным, что порождает дискуссии среди юристов, занимающихся поддержкой стартапов.

О возможности рассмотрения смарт-контрактов в судах в комментарии для Bloomchain рассказал старший менеджер группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов Deloitte Александр Тюльканов.

В дискуссии на странице Тюльканова в Facebook юрист выразил сомнение в том, что смарт-контракты в ближайшее время будут рассматриваться судами в качестве юридически значимых соглашений (договоров). 

“Я допускаю возможность интерпретации программы для ЭВМ в совокупности с другими обстоятельствами в качестве письменного доказательства заключения устного соглашения. Но я не особо верю, что сам текст программы суды будут готовы признать договором-документом в обозримом будущем” — отметил юрист.

По мнению Тюльканова, появление смарт-контрактов не создаёт новых проблем для существующей правовой системы.

“ДОГОВОРОМ-СОГЛАШЕНИЕМ СМАРТ-КОНТРАКТ, В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ, БЫТЬ НЕ МОЖЕТ. А ЭТО САМОЕ ГЛАВНОЕ,” — СЧИТАЕТ ТЮЛЬКАНОВ.

По мнению эксперта, при анализе ситуаций со смарт-контрактами судьи будут анализировать соглашение, существующее за пределами самого смарт-контракта, а если потребуется установить механизм его работы — прибегать к помощи экспертов.

“Смарт-контракты как явление не ломают правовые доктрины и занимают своё подчинённое место в пантеоне прочих технических средств, с которыми мы, юристы, понимаем, что делать, наряду, скажем, с техническими средствами защиты авторского права” — отмечает старший менеджер Deloitte.

Таким образом, революции в праве после внедрения технологии смарт-контрактов ждать не стоит.