Почему банкиры уходят с Уолл-стрит в блокчейн?

Топ-менеджеры инвестбанков активно присматриваются к рынку блокчейна и криптовалют.

Первые несколько лет после своего появления криптовалюты в целом и bitcoin в частности считались чем-то маргинальным. Крупные финансовые компании игнорировали виртуальные валюты, топ-менеджеры смотрели на них со скепсисом. Однако индустрия развивалась, появлялись первые криптобиржи, на которые в том числе тайно заходили игроки с Уолл-Стрит.

Сотрудники Morgan Stanley и Goldman Sachs посещали сайты криптовалютных бирж по тридцать раз в день.

В интервью Reuters трейдеры называли криптовалютные торги «второй работой» и признавались, что проводят за ними до четырех часов в день. В аналитических отчетах банков криптовалюты впервые появились только в 2013 году, когда банк Meryll Lynch опубликовал первый доклад по bitcoin.

Постепенно банкиры оценили новую технологию, и уже через два года первые из них решили попробовать себя в новой отрасли. В декабре 2014 года топ-менеджер JP Morgan Chase Пол Кэмп стал вице-президентом bitcoin-стартапа Circle. Вслед за ним банк покинула управляющий директор Блис Мастерс. В апреле следующего года экс-сотрудник Morgan Stanley Якоб Динельт оставил Уолл-стрит ради работы в блокчейн-стартапе Factom.

В криптоиндустрии становилось все больше знакомых имен. В 2015 году Кэмерон и Тайлер Уинклвосс создали фонд Gemini для инвестиций в криптовалютные активы. В том же году появилась организация Wall Street Bitcoin Alliance, которая взяла на себя роль связующего звена между финансовым сектором и растущим рынком криптовалют. В течение следующих лет назначения следовали одно за другим, и 2018 год не стал исключением.

Криптовалютные компании нуждаются в специалистах, которые помогли бы им наладить диалог с властью.

Только за последнее время произошло несколько громких перестановок — вице-президент Goldman Sachs Ричард Ким покинул банк ради фонда Майка Новограца Galaxy Digital, бывший управляющий директор Deutsche Bank Уильям Хили ушел в криптовалютный фонд Pantera Capital, топ-менеджер Goldman Sachs Джеймс Радецки перешел в компанию Cumberland Mining. Что объединяет финансистов и почему они оставили Уолл-Стрит ради криптоиндустрии?

Анализируй менеджеров

Чтобы понять, какие качества особенно ценят криптокомпании, стоит взглянуть на послужной список их новых сотрудников. Уильям Хили работал с латиноамериканскими финансовыми рынками в компании Chase и долговыми рынками развивающихся стран в ING. Затем он перешел в Deutsche Bank, где проработал 15 лет и достиг должности управляющего директора. Следующим местом работы топ-менеджера стала связанная с Deutsche Bank компания Deutsche Asset Management, которую он покинул ради должности главы Pantera Capital. Венчурный фонд Pantera Capital, основанный в 2013 году Дэном Морхедом, занимается инвестициями в блокчейн-технологии и цифровые активы.  

Другой представитель Уолл-стрит — Майкл Бучелла — почти десять лет работал в Goldman Sachs. С позиции вице-президента Бучелла ушел в криптовалютный хедж-фонд BlockTower Capital, где стал партнером. Интересно, что один из сооснователей инвестфонда, Мэтт Гоетц, также ранее был сотрудником Goldman Sachs.

Джеймс Радецки — еще один представитель Goldman Sachs, решивший сменить Уолл-стрит на криптовалютную отрасль. В инвестбанке Радецки проработал 17 лет и покинул его в должности управляющего директора. После ухода из Goldman Sachs в середине 2016 года финансист сначала работал консультантом по криптовалютам в родном Чикаго, а затем стал руководителем по развитию в Cumberland — компании, занимающейся трейдингом криптовалют. На новой должности Радецки в том числе разрабатывает стратегии взаимодействия с традиционным финансовым рынком.

Банковский опыт и работа с регионами

Всех трех финансистов объединяют несколько факторов. Во-первых, это значительный опыт в банковской сфере. Радецки и Хили проработали в этой сфере больше 20 лет. Бучелла сделал достаточно быструю карьеру в крупной компании во время мирового финансового кризиса.

Во-вторых, у всех топ-менеджеров есть опыт работы с регионами и отдельными рынками. У Хили это Латинская Америка (он владеет испанским и португальским), у Бучеллы — Канада, у Радецки — американский Средний Запад.

Еще одна общая характеристика трех представителей Уолл-стрит — опыт работы с крупными институциональными инвесторами с одной стороны, и хедж-фондами с другой. Хили, Радецки и Бучелла знают, на каком языке говорят руководители Deutsche Bank и Goldman Sachs, а также могут легко найти общий язык с менеджерами инвестиционных фондов. Знание специфических криптовалютных терминов при этом необязательно — им предстоит продавать продукт в привычном для них мире крупных инвесторов.

Сверхприбыли криптовалютного рынка

Рынок криптовалют позволяет получать сверхприбыли, которыми не может похвастаться банковский сектор. Все три менеджера прошли американский кризис 2008 года, от которого пострадали и Deutsche Bank, и Goldman Sachs. После этого на рынке активов ужесточилось регулирование. В мире криптовалюты полноценного регулирования пока нет.

«Криптовалюта — это такой Дикий Запад. Нет никакой регуляции, сумасшедшая волатильность и быстро меняющийся ландшафт», — описывает ситуацию криптопредприниматель и бывший сотрудник Goldman Sachs Тимоти Там.

В России до этого пока далеко, но с развитием рынка появляются исключения. В марте экс-глава российского подразделения UBS Елена Титова возглавила наблюдательный совет разработчика и интегратора блокчейн-решений ICONIC. Однако о массовом переманивании специалистов из инвестбанкинга речи не идет. Банкиры топ-уровня не готовы отказываться от карьеры на традиционном рынке в пользу волатильной и непредсказуемой криптоиндустрии. Российский рынок криптовалютных и блокчейн-компаний уступает западному, большинство игроков не готовы предложить специалистам высокого класса соответствующую зарплату. Скорее, можно отметить обратный процесс: банки создают подразделения для изучения блокчейна и тестируют инвестпродукты на основе цифровых активов. По такому пути, в частности, идут Альфа-Банк и Сбербанк.