Будущее российского краудфандинга: мнения экспертов

Краундинвестирование с каждым годом набирает обороты — с помощью коллективных инвестиций снимают фильмы и открывают бизнес. В нерегулируемом российском сегменте этого растущего рынка уже к концу года могут появиться правила игры: на рассмотрении Госдумы находится соответствующий законопроект. Что ждет краудфандинг в России и повлияет ли введение регулирования на объемы инвестиций?

Эксперты:

Никита Абраменко — генеральный директор сервиса «Альфа-Поток», представители которого входили в состав рабочей группы по разработке законопроекта о краудфандинге.

Галина Харнахоева — представитель краудлендинговой площадки Penenza, участник рабочей группы при ЦБ РФ

Фёдор Мурачковский — генеральный директор и сооснователь Planeta.ru

Алексей Чесноков — заместитель генерального директора Planeta.ru по правовым вопросам

Константин Шабалин — генеральный директор StartTrack.

Мария Докшина — руководитель блокчейн-платформы для стартапов Boomstarter.Network

Такой разный краудфандинг

Краудинвестированием называют альтернативные финансовые инструменты, предполагающие совместное инвестирование. Можно выделить три разновидности коллективных инвестиций: краудфандинг, краудинвестинг и краудлендинг.

Краудфандинг — технология коллективного финансирования проекта, основанная на добровольных взносах. Изначально была популярна в социальной и творческих сферах, но позже оказалась востребованной среди стартапов и малого бизнеса. Федор Мурачковский (Planeta.ru)отмечает, что «российский краудфандинг из модного инструмента привлечения средств превратился в работающий. Многие сейчас рассматривают краудфандинг как прединвестиционную стадию».

В краудфандинге как способе сбора средств минимальное количество действующих лиц: автор проекта, спонсоры и краудфандинговая площадка. Автор размещает описание идеи на площадке, любой пользователь может стать спонсором и получить материальное или нематериальное вознаграждение: от простого «Спасибо» до рабочей версии продукта. Наличие вознаграждения отличает краудфандинг от простого сбора пожертвований. За услуги посредника площадка берет свой процент.

В мире насчитываются тысячи краудфандинговых площадок, крупные проекты привлекают с их помощью десятки миллионов долларов. Среди самых популярных площадок в мире — Kickstarter и  IndieGoGo, в России — Planeta.ru и Boomstarter.

Краудинвестинг (акционерный краудфандинг)  — альтернативный финансовый инструмент, при котором инвесторы получают право на долю в проекте. Размер возможной прибыли не зафиксирован, и инвесторы разделяют все риски собственника. Поэтому вложиться в бизнес через такую платформу может только аккредитованный инвестор.

Краудинвестингом пользуется малый бизнес, новые компании и нетехнологичные стартапы, которым не удается получить финансирование из других источников. На краудинвестинговых площадках инвесторы в поисках высоких доходностей встречают молодые компании, которые потенциально могут принести до 30% годовых в средне- и долгосрочной перспективе.

Краудивестинговые площадки популярны на Западе, можно выделить EquityNet, AngelList, SeedInvest, FundersClub, CircleUp, OurCrowd, iAngels, VentureCrowd, Simex.  В России они менее распространены, среди крупных игроков рынка — StartTrack и Venture Club (обе площадки работают также с заемным финансированием, как краудлендинговые).

Краудлендинг (равноправное кредитование) — инструмент, при котором инвесторы получают гарантированный процент от вложенной суммы и полностью возвращают себе вклад по истечении установленного срока. Проще говоря, это займы под проценты без участия банков. Заемщики обычно рассчитывают на меньшую переплату, а кредиторы — на более высокий процент, чем по банковским депозитам.

Различают p2p- (займы между физлицами), p2b- (займы компаниям от физических лиц) и b2b- (займы между компаниями) кредитование. В России наиболее популярно p2b-кредитование — целевые займы бизнесу..  

Краудлендинговая площадка связывает кредитора и заемщика, проверяет последнего, присваивает ему кредитный рейтинг, гарантирует проведение сделки и берет себе процент. Инвестор решает, кому, на каких условиях и сколько денег давать. Важный момент: займы не защищены. Для снижения рисков инвесторы могут вкладываться совместно, до нескольких сотен человек. Диапазон ставок — от 8 до 35% годовых, средняя доходность  — 20% годовых (в том числе в евро и долларах), срок предоставления займа — от нескольких недель до 2 лет.

Самые крупные краудлендинговые площадки в мире: Lending Club,  Zidisha, Blackhawk Investments Corp., Zopa , RateSetter, Funding Circle, ThinCats, Market Invoice, FundingCircle, Trustbuddy, SocietyOne. Примеры краудлендинговых сервисов в России: «Альфа-Поток», «Город Денег»,  StartTrack, Penenza.

Примеры проектов для финансирования на StartTrack

Бурный рост краудинвестирования

Рынок краудинвестирования в России растет быстрыми темпами из года в год. По данным ЦБ РФ, в 2017 г. его объем составил 11,2 млрд рублей. Это почти вдвое превышает показатели 2016 года (6,2 млрд руб.) и в 7,5 раз — результаты 2015 года (1,5 млрд руб.).

Источники: данные предоставлены Bloomchain краудфандинговыми платформами

*ключевое направление деятельности финансируемых проектов — обеспечение заявки, госфакторинг, исполнение контракта на zakupki.gov.ru

Рост краудинвестирования происходит на фоне снижения объемов кредитования малого и среднего бизнеса. Предприниматели, которым отказали банки, могут занимать триллионы рублей в год. Эти деньги есть у частных инвесторов, которые готовы рискнуть, стремясь к более высоким процентам, чем получают на фондовом рынке или от размещения вкладов. По данным Банка России. к концу 2017 года на депозитах в российских банках было размещено 25 трлн рублей. Средняя доходность от краудинвестинга — 20-30% годовых.

По прогнозам Галины Харнахоевой (Penenza), объем коллективного кредитования МСБ достигнет 15 млрд рублей к концу года. В то же время, она отмечает, что пока большинство инвесторов относятся к краудфинансированию с осторожностью: «Физлица обычно скидываются в один заем по 5-10 тыс. рублей, чаще всего  их портфель – 100-150 тыс. рублей. Константин Шабалин (StartTrack) прогнозирует, что «сегмент краудлендинга удвоится в 2018 году до 20 млрд рублей, а в 2019 году в связи с принятием специального законодательства и выходом на рынок крупных игроков (вроде площадки «Сбербанка») вырастет еще в несколько раз».

Динамика за 2017 и первый квартал 2018 по данным ЦБ:

Объем рынка,

в млн ₽

Q1 2017 Q2 2017 Q3 2017 Q4 2017 Q1 2018
p2b-

кредитование

186,20 312,40 407,04 666,40 880,20
b2b-

кредитование

1198,60 2880,20 2232,06 2950,20 1323,86
p2p-

кредитование

45,50 54,90 49,40 61,30 83,90
спонсорский

краудфандинг

45,10 46,60 43,20 48,10 42,04
краудинвестинг 14,60 35,90 78,30 34,00
Совокупно,

млрд ₽

1,49 3,33 2,81 3,76 2,33

Рынок без правил

В России индустрия совместных инвестиций пока не регулируется. Для решения вопросов между инвесторами и заемщиками используют Гражданский кодекс. Краудфандинговые площадки (например, Planeta.ru или Boomstarter) работают как ООО (общество с ограниченной ответственностью). Собирать средства на проект может любое физическое лицо. Если автор проекта привлекает достаточно денег, он должен заплатить процент площадке и 13% НДФЛ. Налоговым агентом выступает сама площадка.

«Отношения между автором проекта и платформой регулирует соглашение на использование сервиса. Между автором и пользователями — соответствующие оферты-договоры, которые заключаются в момент внесения денежных средств в пользу конкретного проекта. Действия всех участников основаны на нормах гражданского законодательства Российской Федерации. Это и нормы об оказании услуг, и купля-продажа, и дарение, и многие другие. Общим документом для всех участников выступают правила сервиса», — уточняет Алексей Чесноков (Planeta.ru).

Краудинвестинговые площадки также используют существующее законодательство. «Сделки по договору прямого займа регулируются Гражданским кодексом, сделки по продаже доли в ООО — Гражданским кодексом и законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», сделки по привлечению финансирования в акционерные общества — Гражданским кодексом, законом «Об акционерных обществах» и законом «О рынке ценных бумаг», — говорит Константин Шабалин.

Отсутствие регулирования часто приводит к запутанным юридическим и финансовым схемам. Помимо стандартного договора займа платформы могут предложить оформить договор доверительного управления, публичный инвестиционный договор или договор о беспроцентном целевом займе с правом на долю от прибыли.

Большинство компаний-заемщиков зарегистрированы как  ООО, а значит, не могут иметь больше 50 участников. Поэтому каждый инвестор, финансирующий такую компанию, должен внести довольно большой вклад — на практике это не менее 1 млн рублей. Другая проблема — для передачи права собственности на долю в уставном капитале ООО необходимо физическое присутствие инвестора. Поэтому рынок краудинвестинга в России сравнительно небольшой.

В июне этого года площадка StartTrack стала предлагать инвесторам акции финансируемой компании в виде бумаг непубличного акционерного общества (НАО). «В отличие от инвестиций в капитал ООО, оформление сделки с АО происходит полностью онлайн, инвесторы получают привилегированные акции, количество инвесторов не ограничено, а минимальная сумма инвестиций составляет 100 тыс. рублей», — рассказал Константин Шабалин.

Краудлендинговые компании работают как небанковские кредитные организации, поэтому банковские лицензии им не нужны. Договоры оформляются между самими физлицами, а также между пользователями и площадкой.

Никита Абраменко («Альфа-Поток») отметил, что до принятия соответствующего закона одна из главных проблем для заемщика — обязанность исполнять функции налогового агента. «Чтобы диверсифицировать риски, деньги одного инвестора распределяются минимум по 20 компаниям. Каждая компания собирает в среднем 200-300 инвесторов, если проект крупный — до 1000. И когда компания генерирует процентный доход, ей приходится сдавать сотни и тысячи налоговых деклараций. Это очень усложняет весь процесс. Нам приходится разрабатывать специальный софт, чтобы автоматизировать процесс и помочь компаниям со всем этим справиться», — рассказал эксперт.  Законопроект предполагает, что функции налогового агента перейдут к площадкам.

Все эксперты отмечают, что необходимость в регулировании рынка назрела давно. Инвесторам важно, чтобы краудфандинг был узаконенной и прозрачной деятельностью, чтобы были четко определены правила игры.

Что предлагает законопроект о краудфандинге

Ранее Bloomchain уже писал об основных положениях законопроекта. Дополним их комментариями экспертов.

Вводит краудинвестирование в правовое поле. Кажется, что главная цель законопроекта — не создание условий для развития отрасли, а защита прав инвесторов. Никита Абраменко отмечает, что без влияния ЦБ и исполнительных органов будет сложно избавиться от большого количества мошенников. Поэтому основной упор в законопроекте сделан на максимальном раскрытии информации о компании и рисках. Подчеркивается, что требования к площадкам и реципиентам аналогичны действующему закону «О рынке ценных бумаг».

Не содержит определений краудинвестинга и краудлендинга. В тексте документа нет различия краудфандинга, краудинвестинга и краудлендинга — есть только понятие «розничное финансирование». Законопроект регулирует привлечение средств только на инвестиционные цели — фактически в нем идет речь о деятельности краудинвестинговых площадок. Никита Абраменко считает, что законопроект верно передает суть, а количество формулировок не важно. Алексей Чесноков, напротив, отмечает, что попытка объединить разные модели краудфинансирования единым термином «краудфандинг» и «розничное финансирование» не привела к созданию удачного правового документа. “По нашему мнению, в законе не должно быть «серых зон» или смешения различных моделей», считает эксперт.

Требования к операторам инвестиционных платформ:

  • минимальные собственные средства — 5 млн рублей;
  • открытая информация об операторе инвестиционной платформы и его деятельности по каждому инвестиционному проекту;
  • ежегодная финансовая отчетность, подтвержденная аудиторским заключением

Реестр операторов инвестиционных платформ будет вести ЦБ. Операторам будет запрещено совмещать деятельность площадки с деятельностью другой финансовой организации.

Лимит вложений для неквалифицированных инвесторов или ИП в течение года меняется в разных версиях законопроекта. Первоначально предполагалось, что ограничения по вложениям в один проект составят 50 тыс. рублей, во все проекты — 500 тыс. рублей.  В последней версии законопроекта указано, что «общая сумма инвестиций одного инвестора, привлекаемых во все инвестиционные проекты с использованием инвестиционных платформ, в течение календарного года не может превышать сумму, установленную нормативным актом Банка России».  

Оператор должен указывать целевой объем привлекаемых средств. Если цель не достигнута, деньги возвращаются инвесторам. Отозвать вложения без штрафов инвестор может в течение 5 дней.

Освобождение инвесторов от НДФЛ и переход функций налогового агента к инвестплощадкам.

Привлекать инвестиции смогут все юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Физические лица не смогут собирать средства. Если в эти пункты не внесут изменения, это значительно сократит и без того узкий рынок краудфандинга

Использование токенов и смарт-контрактов для закрепления правоотношений между инвесторами и заемщиками.

Доступ инвестплощадок к бюро кредитных историй. Вместе с принятием законопроекта предлагается внести изменения в ряд федеральных законов: допустить краудинвестинговые площадки к кредитным историям, увеличить предельно допустимое количество участников ООО с 50 до 150 человек.

Законопроект получился либеральным. Он не предъявляет никаких строгих требований к площадкам, инвесторам или реципиентам. Регулятор планирует предоставить отрасли максимум свободы и не собирается слишком вмешиваться в ее развитие. Правда, помогать ей он тоже не собирается.

Белые пятна законопроекта

Многие вопросы, с которыми сталкиваются участники рынка, остались за пределами законопроекта. Например, способы и порядок расчетов вознаграждения инвесторов, заключение договора пользователей с площадкой, нормативы для платформ, санкции за нарушение ограничений для доноров и реципиентов и т.д. Не указано, может ли заемщик рекламировать свой проект, заявлять один и тот же проект на нескольких платформах, обещать конкретную доходность. Не прописано также, выступают ли краудинвестиционные платформы провайдерами финансовых услуг, могут ли они привлекать средства на собственные проекты, каковы процедура и последствия закрытия платформы. Краудинвестирование с участием неквалифицированных инвесторов не выведено из-под действия законодательства о защите прав потребителей — это может создать путаницу и привести к судебным разбирательствам.

Алексей Чесноков отметил, что «действующего гражданского законодательства достаточно для работы того вида краудфандинга, который представлен на Planeta.ru —  то есть для предзаказа будущего продукта, в том числе с использованием спонсорства, дарения или пожертвования. Но для краудинвестинга — инструмента со своей спецификой — необходимо специальное регулирование». Мария Докшина (Boomstarter.Network) считает, что «обсуждаемые поправки не должны сказаться на текущих процессах».

Никита Абраменко не думает, что законопроект существенно отразится на развитии отрасли и считает, что «ключевые игроки не пострадают». По его мнению, главный минус документа — лимиты на вложения для неквалифицированных инвесторов. «Я понимаю, что ЦБ опасается, что в краудфандинг пойдут неопытные инвесторы. Поэтому поддерживаю идею квалификации инвесторов. Иначе быстро найдутся люди, которые будут продавать краудфандинг пенсионерам — все это уже происходит с другими инструментами. Но уверен, что не надо ограничивать максимальную сумму вложений, если люди хотят и могут вкладывать. Лимиты, которые предлагает законодатель, слишком маленькие. На мой взгляд, адекватные лимиты — 10, 15 или 30 млн рублей, но никак не полмиллиона или несколько миллионов. Я бы на месте законодателя изменил схему так: лимиты убрать, квалификацию оставить, но она не должна быть строгой. Самый простой метод — ответить на серию вопросов об инвестициях и рисках. И важно, чтобы все это можно было сделать онлайн».

Константин Шабалин полагает, что законопроект достаточно проработан, однако в текущей редакции “носит чрезмерно ограничительный характер по ряду ключевых для рынка вопросов. Мы рассчитываем, что новая редакция будет более мягкой».

Галина Харнахоева считает, что закон станет драйвером для отрасли. «Законопроект рамочный, не жесткий и в целом соответствует текущей ситуации в отрасли. Документ в текущем виде делит инвесторов на квалифицированных и неквалифицированных, что очень хорошо. Но пока нет четкого определения, какой инвестор квалифицированный, а какой нет; и кто и как определяет квалификацию. Не проработано ограничение по сумме инвестиций для неквалифицированного инвестора», — говорит эксперт.

Годовые лимиты на инвестирование могут жестко отразиться на сегменте краткосрочных  инвестиций. Для состоятельного среднего класса со свободными деньгами краудлендинг станет значительно менее привлекательным — меньше обороты, меньше прибыль. А квалифицированным инвесторам краудинвестинг и краудлендинг и так не очень интересны — у них есть другие инструменты.